Глобальный всплеск домашнего насилия по всему миру и призыв к перемирию в семьях

0
маки в Таджикистане

С начала глобальной пандемии 2020 увеличилась статистика не только по новому вирусу, но и по острым социальным проблемам. 

Выросли показатели домашнего насилия по всему миру. Ковид-19 всех посадил по домам и люди, которые до этого находились на работе, в коллективах вдруг оказались на одной территории друг с другом, детьми и домашними животными.  Генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш вскоре после мировой изоляции, призвал к «перемирию» в домохозяйствах и отметил «ужасный глобальный всплеск насилия по всему миру».

Экономическая подоплека домашнего насилия

Мировое сообщество в один момент, не найдя более действенного способа решило целыми материками уйти в самоизоляцию. Показатели Ковид-19 росли, соответственно и смертность. Кому-то повезло больше и появилась удаленная работа с сохранением зарплаты. Однако, миллионы людей остались без работы. В двух гигантских системах мировой экономики – американской и европейской появилась значительная брешь. Дотации заканчивались (в развитых странах на дотациях числится каждый третий), а пандемия продолжалась.

По словам экспертов, безработица является одной из причин увеличения роста домашнего насилия. Страх перед завтрашним днем создает сложную психологическую ситуацию дома и грозит перейти в настоящие столкновения.

Пока все дома

На изоляции многие проблемы обострились. Наперегонки с ужасающими цифрами зараженных, поползли такие же ужасающие цифры домашнего насилия в целом. В социальных сетях даже был флешмоб: женщины на пальцах по веб-камере показывали, что подвергаются насилию и благодаря этому жесту просили помощи.

Причин тут несколько. Помимо сложного финансового положения, добавилось и еще нахождение на одной территории всем вместе.

В Таджикистане, в апреле прошлого года все также массово засели дома. После того, как на Родину вернулись тысячи трудовых мигрантов, появилась новая неприятность – их адаптация в стране, в которой они по несколько лет отсутствовали. В силу традиционного уклада таджикского общества, семьи живут кланами все вместе. Очень многие жены трудовых мигрантов остаются в Таджикистане и годами ждут возвращения супругов.

Так случилось и с Мохирой. Девушку выдали замуж рано, сразу после 9 класса. И буквально через 40 дней после свадьбы муж уехал на заработки в Россию. В Таджикистане истории женщин и их судьбы похожи между собой. Жизнь Мохиры – не исключение. На протяжении 6 лет совместной жизни, женщина рожала детей каждый год, жила с родителями мужа, вела домашнее хозяйство, смотрела за детьми старшей невестки.

— Когда все это началось мы подумали, что надо перетерпеть, все изменится. Раньше муж отправлял в месяц 300 долларов. Свекровь забирала деньги себе, а нам выдавала на хозяйство, одежду детей. Отдельно супруг мне ничего не отправлял. Когда мы узнали, что они все ночуют в аэропорту чтобы уехать домой, мы отправили ему почти все наши сбережения, чтобы  он смог заплатить там кому надо и купить билет. Почти три недели они там мучились, – вспоминает Мохира.

— Муж приехал, и начался весь этот кошмар. Меня попрекали каждым куском хлеба все: его мать, сестры и братья. Ведь так получилось, что в доме не работала только я. Старшие невестки шили на заказ платья и находили свою копейку, свекровь торговала около дома зеленью и овощами. Муж меня не защищал, говорил, чтобы сама разбиралась. Он устроился дворником, но вскоре уволился. Зарплата очень маленькая, а график тяжелый. Я хотела пойти работать вместо него, но за моими детьми никто не стал бы смотреть, на садик не было денег.  Когда я в очередной раз пожаловалась мужу, он сильно меня избил и сказал, чтобы я ушла с детьми на речку и убила себя. Я надоела ему со своими жалобами и слезами, — рассказала женщина.

Гулрухсор Абдуллаева, директор кризисного центра «Гулрухсор», рассказала, что статистика обращений в их центр выросла практически на 30%. В период самоизоляции, женщины убегали из дома с детьми без теплых вещей и документов. Центру пришлось освободить служебные помещения и адаптировать их под шелтер, чтобы никому не отказывать в крыше над головой.

Также в разгар пандемии многие женщины элементарно потеряли ежемесячный доход, ведь все было закрыто. Они приходили в центры, так как у многих мужья — трудовые мигранты остались без работы или не помогали вовсе. Еды у правозащитников на всех не хватало, был открыт срочный банк питания, который поддерживали таджикистанцы из-за границы.

Ты не мужчина!

Не только женщины почувствовали на себе весь ужас последствий пандемии. Мужчины тоже оказались в крайне затруднительном положении. По данным отчета о влиянии пандемии Covid-19 на ситуацию в семьях, пострадавших от домашнего насилия, более 16% обращений составили мужчины.

Розик Содиков с утра и до позднего вечера стоит на мардикор-базаре. Это своеобразные рынки живых людей, которые предлагают свои услуги разнорабочих. В России мужчина работал на стройке, подрабатывал электриком. Аккуратно отправлял деньги домой, однако в апреле прошлого года все изменилось.

— Я вернулся домой. На последние деньги с трудом купил билеты. А тут тоже все рынки, общепит закрылись. У меня жена, 3 детей и еще 2 детей от предыдущего брака, которым я помогаю. Буквально через неделю после моего приезда начались претензии. Жена ругалась, что нечем платить за садик и деньги дает ее семья, теща называла «не мужчиной», бывшая жена присылала фото пустого холодильника. От отчаяния я начал задумываться о преступлении или самоубийстве. Было очень обидно, что как только я потерял работу, стал сразу не мужчиной, — рассказал мужчина.

Розик вспоминает, что как только все немного стали выходить из дома, многие мужчины ринулись на мардикор-базары. Их целью было накопить на заветный билет и улететь, чтобы кормить свои семьи. В Таджикистане по словам мужчины, работы очень мало.

В отчетах упоминается и о разных месяцах обращения домашнего насилия. Мужчины жаловались, вторую половину апреля и начало мая, большинство женщин в июле и августе. Вообще апрель прошлого года, специалисты называют одним из самых тяжелых за всю пандемию. К сложностям возвращения на Родину прибавились заражения ковидом членов семей, отсутствие постоянного дохода. Это создало сложную психологическую обстановку, которая впоследствии привела к домашнему насилию.

С начала пандемии в Таджикистане к специалистам за помощью обратились много молодых людей от 23-42 лет. Более 60% опрошенных пришлось именно на этот год. По словам специалистов, данный возрастной диапазон совпадает с началом брачных отношений, уклада семьи, так называемой «притирки» между супругами, которые вызывают конфликты, недопонимания, а в самоизоляции неизбежно приводят к домашнему насилию.

Пандемия затронула не только жен и мужей. Она также отразилась и на тех, кто официально своего брака не регистрировал. По данным отчета, более 16 % опрошенных не состояли в светском браке, соответственно подверглись из-за этого агрессии и угрозе остаться без средств к существованию и алиментов.

В селе законы другие

По данным отчетов международных организаций, в частности проекта по Предотвращению домашнего насилия, львиная доля обращений приходится на сельскую местность.

Майсара родом из маленького села на севере страны. Как и многие её подруги, в школе она не доучилась и в 17 лет вышла замуж за родственника.

— Муж и раньше ко мне плохо относился. Из-за больного сына, наверное. Доктор сказал на УЗИ, что у нас патология, сын родился с ДЦП. Нам сразу объяснили, потому что мы – родственники, двоюродные брат и сестра. Второй сын родился слабослышащим, муж упрекал меня в том, что я не могу рожать здоровых детей. А когда он вернулся из России, потеряв работу, начался кошмар. В кишлаках – свои законы. Мы не живем как городские, там я слышала женщину могут защитить. У нас такого нет.  Когда меня избивал муж, вся улица смотрела, никто его не остановил, никто не сказал, что так нельзя. Стоило мне что-то попросить — сразу крики и избиение. Он не работал и попрекал меня лекарствами для детей, как-будто они были только моими, — вспоминает Майсара.

В разгар пандемии выросло число обращений не только по поводу домашнего насилия, но и за юридической помощью. Так как многие семьи приняли решение идти в суд после постоянных конфликтов. Надо отметить, что количество разводов в Таджикистане выросло и пандемия ухудшила ситуацию кардинально.

Также, с 16 ноября 2019 года работает горячая линия при комитете по делам женщин и семьи. Женщины и члены семей, подвергнувшиеся домашнему насилию, могут позвонить по бесплатному номеру 1313. При желании, по телефону могут консультировать эксперты по правовым, гендерным вопросам и психологи.

В целом, по данным международных экспертов, пандемия повлияла более чем на 60% обратившихся, ухудшило ситуацию с домашним насилием, повлияло на многие социально-важные аспекты жизни опрошенных.

Ниссо РАСУЛОВА

Фото: Нозим КАЛАНДАРОВ

Подписывайтесь на наш канал в Telegram по ссылке https://t.me/vecherka_tj и будьте в курсе столичных событий.



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь