Нуриддин Каршибоев: «Отсутствие четкой государственной политики в сфере СМИ является особенностью Таджикистана»

0

Газета «Вечёрка» запускает медиакампанию о свободе слова в Таджикистане, приуроченную к Международному дню свободы прессы, отмечаемому ежегодно 3 мая. В рамках кампании будут опубликованы различные материалы на эту тему.

Норма свободы выражения мнений, которая подразумевает право каждого человека на свое мнение и свободное его выражение в различных формах: кто-то через СМИ, кто-то в виде карикатуры, кто-то в стихах, кто-то в Фейсбуке или других социальных сетях. Свобода выражения мнения заключается в свободе выразить его через различные каналы. О том, есть ли свобода выражения мнений в Таджикистане и о том, что этому мешает, читайте в нашем интервью с Нуриддином Каршибоевым, председателем Национальной Ассоциации независимых СМИ Таджикистана.

— Нуриддин, что говорит Закон?

— Свобода слова — это право, гарантируемое Конституцией РТ, а также национальным законодательством и международными нормами в сфере свободы выражения мнений. В понятие свободы слова входят такие компоненты как поиск, обработка, передача и распространение информации, вне зависимости от государственных границ.

— Эти права ведь касаются не только журналистов?

— Да, это гарантировано 19 статьей из Всеобщей декларации прав человека, статьей 19 международного пакта о политических и гражданских правах и статьей 30 Конституции РТ. Они подразумевают свободу выражения мнения, слова и информации для всех граждан. Но, поскольку в плане реализации этих прав большая роль выделяется СМИ, то данные статьи относятся в большей степени  к деятельности журналистов и средств массовой информации.

Право на свободу слова предусмотрено не только для СМИ и граждан страны, и лиц без гражданства (они также, согласно Конституции РТ, имеют право на свободу выражения своего мнения) в не зависимости от места проживания и государственных границ. Сегодня человек находится здесь, завтра он будет за пределами Таджикистана, но он при этом не теряет свое право на свободу выражения своего мнения.

Свобода прессы означает право на свободную журналистскую деятельность, без незаконного вмешательства со стороны должностных лиц или организаций. Если СМИ работает в рамках законодательства РТ, соблюдает все права и выполняет все обязанности, они должны быть свободными в праве выражения мнения.

Также, когда мы говорим об информации, то нужно неукоснительно соблюдать Закон РТ о гостайне. СМИ не должно содействовать или стараться найти информацию об этом. Её распространение чревато последствиями. Но СМИ имеют право обосновано критиковать любую структуру.

— Они по закону имеют такое право?

— Да, именно по закону СМИ имеют такое право. Право на поиск и распространение информации, под которой подразумевается и положительный и критический её характер. Но, к сожалению,  правоприменительная практика деятельности СМИ свидетельствует о том, что критически настроенные журналисты в большей степени подвержены  преследованию. А свобода  для журналистов и СМИ означает отсутствие опасений за свою деятельность, собственную судьбу и судьбу близких при выполнения должностных обязанностей в рамках законодательства.

— Можете назвать, какая информация  относиться к государственной тайне? Потому что очень часто в ответах на запросы нам отказывают в предоставлении информации, мотивируя это Законом о ней.

— Закон о госсекретах подменил два предыдущих закона: Закон о государственных секретах и Закон о сведениях, составляющих гостайну. Теперь у нас единый закон, который объединил предыдущие понятия и четко разъяснил, что можно отнести к государственным тайнам.

— А в данном Законе говорится о том, что не относится к госсударственным тайнам?

— Да, в законе имеются соответствующие статьи, которые четко оговаривают какие именно сведения не являются гостайной. Если в ответе на запрос официальный источник информации называет запрашиваемую информацию секретной, то Вы должны уточнить на основании какого законодательного акта эта информация закрыта. Например, сведения о запасах золота в стране являются секретными. Но ведь общество имеет право знать объём вырабатываемого золота в Таджикистане и куда оно направляется. И в Законе о гостайне на данный момент внесены изменения касательно этого пункта. Но при этом, сведения о запасах золота в национальном банке по-прежнему являются закрытыми.

Поэтому, когда вы сомневаетесь в том, что запрашиваемая информация является секретной, то смело задавайте вопрос о том, на основании какой статьи Закона о гостайне  и какого подзаконного акта данные сведения отнесены к засекреченным. Закон четко определяет то, как можно отнести какие-то сведения в ранг гостайны, какие из них можно рассекречивать и через какой срок. Рекомендую всем коллегам, кто хочет работать в этом направлении и с такими вопросами, изучить нормы законодательства, а когда что-то непонятно обращаться к юристам, которые разъяснят что к чему. 

— Свобода прессы и свобода слова — это тождественные понятия или у них есть отличия?

— Это очень трудный вопрос. В каждой стране правительство вырабатывает собственную стратегию по отношению к СМИ. На мой взгляд, отсутствие четкой государственной политики в сфере СМИ является особенностью только Таджикистана, то есть нет четких правил, четких стратегий.

Говорят одно, делают другое, в стратегических документах написано третье. Приведу один  маленький пример: у нас принята концепция о защите информационного пространства, где четко указано, что необходимо увеличить национальные информационные ресурсы, то есть создавать новые СМИ, агентства и т.д.

А что делается у нас? Стараются максимально не давать работать электронным СМИ, блокируют не только зарубежные, но и национальные информационные ресурсы. Стараются, чтобы было меньше СМИ. Если среди СМИ нет разнообразия, то в обществе не наблюдается плюрализм мнений. Если его нет, то обеспечивать развитие очень трудно.

— Вы упомянули национальную концепцию о защите информационного пространства. Расскажите о ней.

— Она принята в 2013 году и является действующей. У нас имеется 2 стратегических документа: Концепция информационной безопасности РТ (утвержденная указом Президентом РТ от 7 ноября 2003 года) и Концепция государственной и информационной политики РТ (утвержденная указом президента РТ от 30 апреля 2008 года).

До этого я сказал, что, не смотря  на наличие этих 2 концепций, понимание и четкость стратегии развития СМИ у правительства и государственных чиновников отсутствует. В этом заключаются особенности нашего информационного пространства.

— Может это связано с тем, что чиновники не знакомы с этой концепцией?

— Возможно, некоторые госчиновники не знакомы не только с этими концепциями, но и другими законами, касающиеся СМИ, например Законе о периодической печати и других средствах массовой информации. У нас есть Закон о телевидении и радиовещании, Законы об информации, защите информации, информатизации, о доступе к информации. Законов много, и поэтому сейчас предпринимаются шаги к тому, чтобы систематизировать законодательство, для того, чтобы наше законодательство соответствовало международным стандартам и не противоречило международным нормам.

Если бы некоторые министерства и ведомства не относились бы к развитию СМИ чисто с точки зрения узкого ведомственного интереса, то в Таджикистане можно было бы достичь расцвета СМИ.

— Имеются ли недостатки в Законе о СМИ?

— Замечания имеются не к самому Закону, а к комментариям к нему. К сожалению, Закон о периодической печати и других средствах массовой информации не имеет всестороннего подробного толкования (комментариев), чтобы и судьи и другие субъекты информационных отношений могли ими пользоваться, ссылаться и опираться. Например, в Законе имеется статья о порнографии, но на самом деле для того, чтобы расшифровать статью об этом, нужно по полочкам разложить и прокомментировать её, чётко определив что к чему.

Закон принят в 2012 году, ему почти 7 лет. В закон уже внесены некоторые изменения и дополнения, но до сих пор остаются некоторые недоработки, например, в плане определения статуса журналиста. Мы достигли прогресса при разработке этого закона, определив, что журналистами являются те коллеги, которые работают в СМИ, те, которые имеют постоянное сотрудничество со СМИ, коллеги, которые являются членами профессиональных объединений журналистов, скажем член НАНСМИТ, независимые журналисты (если они признают наш устав и готовы работать в сфере СМИ, мы можем принять их и выдать удостоверение единого образца, в том, что они являются независимыми журналистами).

Но в связи с развитием информационно-коммуникационных технологий, появилось много людей, которые работают в сфере СМИ — блогеры, люди, которые пользуются социальными сетями и считают себя гражданскими журналистами. Поэтому было бы целесообразно пересмотреть нормы закона о статусе журналиста: о том, кто может быть журналистом.

Но кроме всего вышеперечисленного, в Законе о СМИ имеется и другая проблема, проблема касающейся аккредитации.

Аккредитацию, согласно нашего законодательства, превратили в нашей стране в инструмент давления и ограничения свободы слова СМИ и журналистов, хотя это вроде бы меры разрешительного характера. Если человек хочет работать в иностранной СМИ, то он должен аккредитоваться в МИД РТ. К сожалению, процедура аккредитации непрозрачна и требует некоторых вещей, которые не приняты в международном праве. 

— Часто власти рассматривают свободу прессы как угрозу стабильности общества. Почему это не так и какие преимущества свобода прессы несет властям?

— Для этого надо совершить переворот в умах государственных чиновников, чтобы они по-другому стали смотреть на эти вещи. Для этого необходимо воля высшего политического руководства РТ, чтобы не просто говорили, критикуйте и пишите меньше хвалебных материалов. Нужно поручить правительству, исполнительному аппарату ежеквартально смотреть отчеты о проделанной работе: сколько было критических материалов, особенно в государственных СМИ, независимых изданиях, чтобы в них делали анализ, выносили предложения. Здесь самое главное нельзя забывать о действии критики. Раз критика обоснована, нужно принять меры по решению этих вопросов, сделать какие-то организационные выводы.

Почему компанию «Таджик эйр» миллион раз критиковали, и только в этом году президент уволил директора? Увольнением этого человека проблемы компании не решатся, там много недосказанных моментов, о которых многие СМИ ничего не знают. Для работы над проблемами нужно обеспечить доступ к информации, чтобы ответственные лица ответили на вопросы, чтобы журналисты смело провели расследование, сделали конкретные материалы и по их итогам должны быть сделаны определенные оргвыводы, но не в отношении журналистов, а в отношении тех структур, которые указаны в статье. У нас же наоборот, тот же человек, о котором появился критический материал, начнет оказывать давление, и ко всему прочему, может подать иск о защиты чести и достоинства. 

— Почему пресс-службы зачастую работают не напрямую со СМИ, а только после указания сверху?

— Деятельность пресс служб регулируется государственным органом при котором создана пресс служба. К сожалению, многие руководители ведомств еще не понимают важности доступа к информации, которая обеспечивает прозрачность и подотчетность госстуктур. Многие из них опасаются  разговоров с журналистами. Все это происходит от того, что либо руководители не знают законов, или знают, но игнорируют законодательные нормы потому что уверены, что за это им ничего не будет. Либо работу со СМИ выполняют только формально. Многие руководители пресс-центров не имеют прямого доступа к министрам. Пресс-службы, которые имеют в штате более 2-3 человек: КЧС, МВД, ГКНБ. В погранвойсках работает всего 1 человек. В некоторых министерствах и ведомствах в штате не предусмотрен даже секретарь. И это печально.

Подобная работа не удовлетворяет ни народ, ни журналистов. Для того чтобы усовершенствовать работу пресс-служб, необходим системный подход, основанный на нормах законодательства РТ о доступе к информации. В этой сфере необходимо иметь четкую политику.

По итогам международного исследования, если доступ к источнику  официальной информации повышается на 1%, то на 5% повышается эффективность экономики и снижается коррупция.

— Что еще, на ваш взгляд, должны сделать мы, журналисты, чтобы заставить государственных чиновников реагировать на наши запросы?

— Журналистам нужно стать более консолидированы, то есть обеспечить солидарность журналистов, для того, чтобы защищать свои права как СМИ и как журналисты, добиваться всех необходимых условий для выполнения своих обязанностей.

Не надо заниматься мышиной возней. Вот, например, вам не предоставили информацию, другому журналисту тоже не ответили. А вы возьмите и подготовьте совместное письмо вышестоящей организации и одновременно подайте иск в суд, для того, чтобы данная структура предоставила информацию прямо в зале суда.

Будет два-три таких прецедента, дело сдвинется с мертвой точки. И шаг за шагом мы сможем совместными усилиями расширить доступ к информации.

Зульфия Голубева

 Подписывайтесь на наш канал в Telegram по ссылке https://t.me/vecherka_tj и будьте в курсе столичных событий



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь