ИСТИНА ВСЕГДА РЯДОМ

0

НО БЕЗ ЗНАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА ДОКАЗЫВАТЬ ЕЁ В СУДАХ ТАДЖИКИСТАНА  ГОД ОТ ГОДА  СТАНОВИТСЯ  ВСЁ ТРУДНЕЕ.

14 ноября, в Душанбе,  в Управлении Верховного комиссара  по правам человека ООН  состоялся круглый стол  на тему: «Доступ национальных меньшинств  Республики  Таджикистан к правосудию».

Его участникам  был предоставлен обзор (2011,2012,2013г.г.) и дана оценка сложившейся в республике ситуации в  национальных меньшинствах  (не знающих государственного языка) для реализации их права пользоваться своим родным языком в судах республики.

Как рассказала исполнительный директор Лиги женщин–юристов РТ Зебо Шарифова, в этих целях  проводились опросы в двух районах столицы (Сомони и Шохмонсур), где проживает значительное число русскоговорящего населения; в  Джиргитальском районе опрашивали  киргизов, в городе Турсунзаде —  узбеков и русскоговорящее население, в Джиликульском районе –   туркменов и узбеков.

Опрашивались судьи, адвокаты и граждане из нацменьшинств, обращавшихся в суды этих районов и городов. Из девяти опрошенных судей все прекрасно владели  государственным и русским, пятеро  — узбекским, двое судей  знали туркменский, киргизский, трое  неплохо владели английским или немецким языком.  Семь опрошенных адвокатов  прекрасно владели государственным и русским языком.  Четверо из них знали ещё узбекский и один — туркменский язык.

Зато в среднем никто из опрошенных  восьми судившихся граждан не владел государственным языком.  Трое знали лишь русский, пятеро — узбекский и один из них — ещё и туркменский язык.

ЗА  НЕЗНАНИЕ МОЖЕТ  ПОСЛЕДОВАТЬ И НАКАЗАНИЕ

Всем нациям и народностям, проживающим на территории страны, Конституция РТ гарантирует свободное использование их родного языка. Тем не менее,  в Законе РТ «О государственном языке говорится, что «каждый гражданин Республики Таджикистан обязан знать государственный язык», а за нарушение  Закона, (выходит, за его незнание)  физическое и должностное лицо  может понести административное взыскание в виде штрафа  от 600 до  1600 сомони. Из расчёта  обмена  по курсу  — 100 долларов за 485 сомони, уже первое обращение граждан в суд может стать для них накладным.

Хорошо, что до подобного абсурда  в таджикских судах  ещё не дошли, и такие штрафы на территории страны пока не зафиксированы, но отсутствие чётких определений в нормативно-правовой базе гражданского  судопроизводства по вопросу государственного языка, при составлении на нём исковых  заявлений и выдаче судебных решений создаёт для людей  массу проблем.

С 2009 года о вступлении в силу Закона РТ «О государственном языке» гражданский процессуальный Кодекс Республики Таджикистан предусматривает ведение  судебного процесса  по гражданским делам  на государственном языке или на языке  большинства населения, а также предоставляет право пользоваться услугами переводчика. Не оговаривается в нём и  право писать исковое заявление на родном языке. Но и запрет на приём  исковых заявлений на  другом языке  не предусмотрен. Также не совсем чётко оговорены условия, на каком языке судебные  стороны имеют право получать решения суда, если  не владеют  государственным  языком.

В общественные организации «Центр по правам человека» и «Лигу женщин–юристов  РТ» неоднократно поступали сигналы,  что гражданам в судах отказывали  в приёме заявления, написанного на их  родном или русском языке.  Выдача решения суда осуществлялась только на государственном языке.

КОНСТИТУЦИЯ —  ВСЕМУ ГОЛОВА  

В законе Республики Таджикистан  «О государственном языке» говорится, что «делопроизводство законодательных, исполнительных  и судебных органов в Республике Таджикистан осуществляется на государственном языке». Для служащих  госструктур это правило обязательное, но нет никаких оснований  требовать в судах от обращающихся туда граждан знания государственного языка. Такой подход противоречит республиканским и международным нормам законодательства. Это вопрос  личного выбора каждого гражданина и прямое  нарушение его процессуальных прав.

Высшей юридической силой в стране  обладает Конституция Республики Таджикистан. В случае  несоответствия  законов республики признанным  международно–правовым актам применяются  нормы  этих актов.  В судебной практике было немало случаев, когда  противоречия  в законодательных документах создавали  барьеры для  доступа национальных меньшинств к правосудию.

Плохо, что в судах республики не ведётся статистика по обращениям туда национальных меньшинств. Нет учёта количества судебных процессов, проведённых на русском языке и языках национальных меньшинств с указанием  привлечения  штатных судебных и нанятых переводчиков со стороны.  Их отсутствие не позволяет полностью оценить действительную ситуацию в стране.

Что касается работы переводчиков, то  законодательная база по этому вопросу чётко определена. Во всех судах есть должности штатных переводчиков, которые знают те языки, на которых и говорит местное население.

Как далее отметила эксперт Маргарита Хегай, — нарушений прав  граждан пользоваться   услугами переводчиков в суде выявлено не было. Судьи так же приглашают переводчиков на контрактной основе, а стороны могут пригласить переводчиков  даже за свой счёт.  Единственное, с чем часто соглашаются как сами судьи, так и адвокаты, что не всегда квалификация переводчиков находится на  должном уровне  и сторонам  гарантирован  точный перевод  судебного решения.

В СУДАХ  НЕ ДРУЖАТ С ТЕХНИКОЙ

При обсуждении темы выводы и рекомендации участников круглого стола  коснулись многих вопросов по  статистической отчётности, выработке  единого толкования  нормативно–правовой базы в отношении прав граждан пользоваться в суде родным языком, разработки  таджикско-русско-узбекского  словаря специальных терминов для переводчиков по гражданским, семейным, экономическим, уголовным и другим делам,  в дальнейшем, возможно, киргизского  и туркменского. Но никто из присутствующих судей,  журналистов и членов правозащитных организаций не  коснулся вопроса технического оснащения  судебных слушаний.  До сих пор  секретари судов записывают протокол вручную,  на слух шариковой ручкой, бывает, что и карандашом,  показания  обвинителей, ответчиков и  свидетелей.  Бывали случаи, когда при записи показания сторон и факты намеренно  искажались,  и никто не нёс за это уголовную ответственность.  Подлог или фальсификация списывались на безграмотность такого «горе — писаря» или  его недостаточную квалификацию как переводчика.

В настоящее время все суды страны оснащены компьютерами, аудио- и видеотехникой, но при слушании дела стало правилом  не включать в зале суда  диктофонов, кинокамер и других  автоматических записывающих устройств.

А зря! Только при высокой технической оснащённости судебных процессов судьи  смогут смело говорить о своей честности и непредвзятости. И каждому гражданину страны, независимо от его национальности, расы, пола, языка, вероисповедания, политических убеждений, образования, социального и имущественного положения будут гарантированы права справедливого судопроизводства.

Галина ДЗУТЦЕВА  

 

 

 

 



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь