«Ислам станет игрушкой в руках террористов» Что происходит в Афганистане спустя месяц после прихода талибов к власти

0

За месяц у власти «Талибан» (признан террористической организацией и запрещен в России и в Таджикистане) начал медленно, но верно устанавливать в Афганистане новые порядки.

Так, женщинам разрешили учиться в университетах только в никабах и отдельно от мужчин; судьба же школьного образования для девочек по-прежнему остается туманной. Одновременно в сети появляются видео расправ боевиков над врагами новой власти: бывшими военными и полицейскими. С особой жесткостью талибы обходятся с выходцами из провинции Панджшер, в которой все еще сохраняются отдельные очаги сопротивления — но из-за продолжающегося натиска боевиков и блокады это, возможно, вопрос времени. «Лента.ру» пообщалась с жителями Афганистана и выяснила, что на самом деле происходит внутри страны, как афганцам живется при новой власти и почему многие из них по-прежнему мечтают о бегстве.

«Если ты из Панджшера, то ты уже враг»

Сеям (имя изменено из соображений безопасности), 25 лет, сторонник сопротивления «Талибану», сбежавший из Панджшера:

Мне удалось сбежать из Панджшера в Кабул несколько дней назад. Это решение далось моей семье нелегко: мы оставили позади наш дом, все хозяйство и все имущество.

Мы бы не пошли на такой отчаянный шаг, если бы талибы пощадили мирных жителей. Но им без разницы: если ты из Панджшера, то ты уже врагСеямсбежавший из Панджшера

Талибов волнует лишь месть: когда все сдались, лишь люди Панджшера отказались повиноваться и оказали им сопротивление.

В последние дни, что я был в Панджшере, вокруг царила паника. Все хотели выбраться оттуда, чтобы выжить. Провинция была фактически в блокаде. Талибы ходили по домам, проводили допросы и увозили людей в неизвестном направлении.

По дороге в Кабул было несколько КПП: там боевики проводят тщательные обыски и допросы, изучают мобильные телефоны. При малейшем подозрении они забирают человека, а что с ним происходит дальше — никто не знает. Бывало, что людей расстреливали прямо на месте.

Мы, конечно, хотели выбраться всей семьей. Но у нас не вышло. Часть родни ушла скрываться в горах, а в Панджшере нет никакой связи, поэтому мы больше ничего о них не слышали. Мы не знаем даже, живы ли они. Ведь у них толком нет еды, там идут боевые действия. И пришла осень, а значит, в горах наступили холода…

Освоиться в Кабуле мы не можем — ведь все, что у нас было, мы оставили в Панджшере. Люди, которые, как и мы, приехали оттуда в столицу, либо живут в шатрах прямо на улице, либо, если им повезло больше, останавливаются у родственников. Нам очень сложно, нет никакой помощи, ни гуманитарной, никакой. Мы не знаем, как выживать, как это все пережить.

Нам приходится скрываться, потому что панджшерцев разыскивают даже в Кабуле. Поэтому каждую ночь мы проводим в новом месте — если нас найдут, то в живых не оставятСеямсбежавший из Панджшера

Сейчас вернуться в Панджшер мы не можем. Но как появится шанс — вернемся, чтобы защищать родину от этих оккупантов, использующих религию как предлог для агрессии. Мы продолжим против них воевать.

«Их обещания — пустые слова»

Тамана, 23 года, студентка и активистка из Кабула:

С момента прихода талибов прошло больше месяца. Обстановка в городе напоминает локдаун: все сидят по домам, особенно женщины. Банки и магазины почти не работают, а если и открываются, то на пару часов в отдельные дни. Не работают университеты. Такое чувство, будто нашу жизнь поставили на паузу. Привыкнуть к такому невозможно, все пребывают в состоянии шока.

Афганцы помнят, что было, когда талибы были у власти в прошлый раз. Как нас притесняли, запугивали и не давали жить нормальной жизнью. Как можно считать террористов легитимной властью?

Вновь захватив власть, талибы начали расправы над бывшими военными и госслужащими, особенно над женщинами.

В провинции Гор эти варвары расстреляли беременную женщину на глазах у ее собственных детей просто за то, что она работала полицейским в прежние временаТаманастудентка и активистка из Кабула

Особое зверство и жесткость они проявляют в местах, где «Талибану» оказывали сопротивление, вроде Панджшера. Талибы мстят своим противникам расправами над их семьями и детьми.

Женщинам по факту запретили работать — те, кто работал при прежнем правительстве, оказались заперты по домам. Многие из них остались без средств к существованию, и им некому помочь. Их фактически обрекли на голодную смерть. Поэтому женщины протестуют против «Талибана» и выступают против их власти и порядков.

Я сама выхожу на улицы и принимаю участие в организации демонстраций против «Талибана». Нам не нужно что-то от талибов, с ними вести разговоры бесполезно. Мы просто хотим, чтобы наш голос услышало международное сообщество.

Боевики, естественно, не остаются в стороне: они избивают и задерживают участников митингов, стреляют в воздух, чтобы нас запугать. Задержали даже журналистов, которые пытались освещать эти митинги, — когда их отпустили, многие из них с трудом стояли на ногах, настолько сильно их избивали.

Одновременно проводятся «женские» демонстрации за «Талибан». Но я сомневаюсь, что в них реально участвуют женщины, а не ряженые талибы. Они в этом эксперты — их боевики не раз переодевались в женскую одежду для осуществления атак и терактов. Конечно, я не исключаю, что там могли быть несколько жен талибов, но в остальном — это просто шоу: они пытаются выставить женщин, несогласных с талибами, ненормальными развратницами.

Обещания талибов — лишь пустые слова. Они пытаются сделать вид, что изменились, но если они и изменились, то явно в худшую сторону. Талибы стали большими варварами, чем тогда, когда они только пришли к власти. И это все происходит сейчас, пока они пытаются выставить себя в позитивном ключе и добиться международного признания.

Если, не дай бог, их признает международное сообщество, включая Россию, даже страшно представить, что тогда талибы начнут творить. Таким шагом всем мирным жителями Афганистана подпишут смертный приговорТаманастудентка и активистка из Кабула

У нас есть легитимный президент — им по конституции стал Амрулла Салех. Мы просим помочь его правительству одолеть талибов и вернуть мир и спокойствие в нашу страну.

Я могла бы, как другие, уехать и попытать счастья в новом месте. Но я решила остаться. В прошлом году убили моего брата. Наверное, и мое имя есть в списках «Талибана», и они знают, что я занимаюсь организацией протестов против них. Но я не остановлюсь и продолжу противостоять этим варварам. Я хочу, чтобы моя страна была свободной, чтобы все афганцы могли жить как нормальные люди. Ради этого я готова пожертвовать собой.

«Они боятся и хотят уехать из страны любым путем»

Муфтий Абдул Кадер (имя изменено из соображений безопасности), один из членов духовенства Афганистана:

С приходом талибов в стране произошли сильные перемены. Все рухнуло — нет военных и полиции, нет правительства, нет работы. Всего это больше не существует. Люди не могут заработать себе на кусок хлеба. Они не знают, что делать, как справиться с такой ситуацией. Они испытывают глубокую депрессию и шок. Многие просто сидят взаперти в своих домах, потому что боятся расправы и пыток.

Молодежь почти перестала приходить в мечеть. Они боятся, что талибы задержат их прямо во время службы и увезут в неизвестном направлении. Такие случаи бывалиАбдул Кадермуфтий

Люди обращаются ко мне и другим имамам только с одной просьбой — помочь им выбраться из Афганистана, и у каждого из них есть своя печальная история о том, как талибы похитили или убили их родственника или близкого. Они боятся той же участи для себя и хотят уехать из страны любым путем.

Духовенство тоже становится жертвами насилия и пыток, особенно хазарейцы, таджики и узбеки. Задержали даже главу всех имамов Афганистана, он много дней провел в изоляторе и лишь недавно был освобожден под залог. Главная претензия талибов к духовенству — мы не поддерживали и не помогали им все то время, что они боролись против прежнего правительства. Многие имамы сейчас в бегах.

Я тоже скрываюсь. Свою семью я отправил в одну провинцию, сам нахожусь в другой. Мы потеряли свой дом и все имущество. Я вынужден постоянно менять место жительства: живу по очереди у близких и знакомых, иначе меня вычислят и подвергнут пыткам или того хуже. Мне и моим близким грозит опасность, но мы не знаем, как выбраться. У нас не было необходимых документов, а как оформить их сейчас, непонятно — вся система рухнула.

До недавнего времени ислам в Афганистане был в том виде, в котором он должен быть — золотая середина. Я опасаюсь, что с приходом талибов террористические группировки вроде «Аль-Каиды»«Лашкар-И-Тайба» и «Исламского государства» (все запрещены в России) лишь усилят свое присутствие в Афганистане и начнут воевать между собой, обвиняя друг друга в том, что они не настоящие мусульмане. Это может превратить страну в руины.

Ислам перестанет быть религией и станет лишь игрушкой в руках террористов, предлогом для убийств и войныАбдул Кадермуфтий

Радикалы не считают шиитов и хазарейцев мусульманами и убеждены, что убивать их можно как неверных. Такое уже происходило в Сирии и Ираке. Боюсь, что это будет происходить и у нас. Своими жизнями рискуют и индийцы с сикхами, которые тоже есть в Афганистане, но основной удар придется на хазарейцев. Талибы открыто говорят, что хотят стереть их с лица земли.

Автор: Валентина Шварцман

Лента.ru



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь