З.Абдуллаев: «Санкции делают Россию только сильнее и агрессивнее»

0

По истечению нескольких лет санкций Запада против России, думаю, можно констатировать факт, что они не принесли какой-то эффективности. Кремль не изменил своей политики по «проблемным точкам», и эта частичная изоляция сделала ее более самодостаточной и агрессивной.

Похоже, что в Москве успешно использовали разрыв дружеских отношений с Западом для внешнеполитической экспансии, а «фактор Трампа» и вовсе пришелся кстати. Задумываясь о том, почему же российская экономика за эти годы хоть и скрипит, но никак не разошлась «по швам», и почему открытая пропагандистская риторика ведущих СМИ находит свою поддержку у значительной части населения, которое вроде бы страдает и устало от такой внешней политики, думаю, нужно обратиться к культурно-историческому наследию в геополитическом срезе. Россия, или точнее ее народ – это «энергия страдания».

В.Жириновский, как то выступавший на встрече представителей Госдумы с В.Путиным, вызвал у присутствующих смешок, заявив, что нужно снова отправлять интеллигенцию в лагеря и на каторгу, «чтобы появились новые Пушкины и Ломоносовы». Это возмутительно, но в этом есть правда.

Большая часть русского цвета науки и культуры действительно добивались внутреннего и общемирового признания как в периоды внешней агрессии или внутренних репрессий, но всегда, когда в обществе был стресс. Это не значит, что Россия и/или пост-советское пространство не может быть демократичным и добиваться прогресса в мирное время или в условиях рыночной экономики. Это скорее значит, что они могут развиваться даже, когда им очень тяжело.

Страдание, на мой взгляд, как часть традиций российского общества (а также советского и пост-советского общества), или точнее его производные – «выстоять», «преодолеть», «вопреки» и т.п. всегда были движущей силой, и потому санкции или какие-либо ограничения для этой части света носят неэффективный характер.

В какой-то степени аналогичные признаки можно видеть на примере глобальной еврейской общины, Ирана и Афганистана, в общем — Исламской уммы как части мирового сообщества. Кажется, что в западной политологии эмоциональный фактор не является существенной единицей анализа и учета для выработки различных геополитических концепций.

Я обнаружил в сети одну книгу «The Geopolitics of Emotion: How Cultures of Fear, Humiliation, and Hope are Reshaping the World», французского политолога Доминика Моиси (2010 год), в которой, судя по заголовкам и ряду аннотаций, он рассматривает эмоциональность как часть самостоятельного фактора в геополитике.

Понятно, что геополитика не приветствует эмоции, особенно как форму постоянных долгосрочных тенденций. Но, кажется, без этого не объяснить, почему санкции не особо работают против таких стран, как Россия или Иран, и значит, не способны никак способствовать стабильности и улучшению правового фона на континентальном уровне. Поэтому назову этот невидимый на политическом поле SSS-фактор, что можно расшифровать как Suffer — Self-development — Strength или «Страдание, которое обуславливает Саморазвитие, в итоге придающее Силу».

Именно такие процессы мы можем наблюдать сегодня, когда вместо того, чтобы разваливаться и испытывать значительные проблемы, связанных, то с потенциальным отключением от SWIFT, то с доступом к сети Интернет, с угрозами заморозки счетов заграницей и в офшорных зонах, с персональными санкциями против госполитиков и прокремлевских бизнесменов и многими иными вопросами, Кремль планомерно и где-то даже превентивно решает эти «задачи».

Может не так хорошо решает, как хотелось бы самому Путину, но уверен, на Западе уже отдают себе отчет, что по большей части для всех таких слабых мест Кремль нашел и уже даже влепил свои «заплатки» и пока уязвимостей совсем немного. Впрочем, как и в отношении Ирана. Зато за эти годы, воспользовавшись заминкой внутриполитических баталиях США и в Европе, Москва агрессивно заняла или укрепила ряд своих позиций в 300-мильной зоне по периметру своих границ, укрепившись в части территорий Украины, фактически «выкрав» у НАТО одного из ключевых партнеров на Ближнем Востоке – Турцию, отобрав имиджевую победу над террористами в Сирии, улучшив отношения с про-западными шейхами Эмиратов и Саудовской Аравии, и фактически подложив свинью американцам в Афганистане, де-факто, признав движение «Талибан» легитимной политической силой. Лично я не считаю, это «достижением» и правильной внешней политикой, мне больше импонирует китайская философия «Молчи, не влезай, богатей», что уже вывела их на второе место в мире.

Я считаю, что Россия может быть страной развитой демократии и быть лучшим и дружественным примером для соседних стран. Но, пока что политика Европы и США, показывает не лучшие примеры, из-за чего в мире, по сути, осталось крайне мало адекватных ориентиров. Дональд Трамп вообще стал самостоятельным фактором, пример в истории, когда personal behavior позволяет менять геополитические фигуры. Оскорбление части ЕС с предложением «покупки».

Политические оплеухи, раздаваемые то в адрес Эмануэля Макрона, то в адрес германских политиков из-за НАТО и газовых отношений с Россией. Угрозы Китаю и малобоснованная в глазах потребителей война с Huawei, прямые оскорбления в адрес мексиканцев и строительство пограничной TrumpWall. «Make America Great Again» — предлагает Трамп американскому избирателю, убеждая, что снова сделал США уважаемой державой в мире.

Но если смотреть на многие объективные показатели, от военного поприща до экономики, ничего подобного не произошло. Скорее, крайне узнаваемым стал лишь сам Трамп… и его селфи-друг Ким Чен Ын. Таким образом, за последние лет пять авторитетной, хоть и скорее с приставкой «пугающая», стала сама Россия, упоминание которой, наверное, сегодня беспрецедентно велико в сети интернет и в западных СМИ.

Пропаганда льется с обеих сторон, взаимная ложь и подтасовки фактов, привели даже к возникновению новых специальностей «троллинга» и «фактчекинга», и в общем «информационном шуме» уже сложно распознать, куда и к чему движется весь мир. Думаю, пора разбираться в эмоциях в геополитике, чтобы найти платформы и сажать за стол непримиримые стороны, например, как Киев и Москву. Иначе, к вопросам «Как долго продержится Россия против санкций» или «Как долго продержится Кремль против народа, уставшего от эмбарго» нужно добавить вопросы: «Как долго продержится Европа с такой Россией» и «Чего можно ожидать от устающей России»? История уже знает такие ответы. Там все заканчивалось плачевно для всех сторон.

Зафар Абдуллаев, политолог, специально для «Вечерки»

 
 


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь