Сергей Никоненко о съемках в фильме «Джура-охотник из Мин-Архара»

0

9 июня этого года в здании Российско-Таджикского Славянского университета в Душанбе прошел литературно-поэтический вечер Народного артиста России С.П. Никоненко «Знакомый Ваш Сергей Есенин».

Мы встретились с Сергеем Никоненко в этот день и поговорить о его съемках в известном таджикском фильме «Джура-охотник из Мин-Архара». С актером побеседовала наш корреспондент, Зульфия Голубева.

Кстати, актриса Екатерина Воронина, которая играет медсестру Наташу, является супругой Сергея Петровича.

Здравствуйте Сергей Петрович.

Огромное спасибо за то, что согласились дать интервью.

Хочу сказать Вам, что  «Джура охотник из Мин Архара» для меня и тысяч других людей в Таджикистане стал просто культовым фильмом. Наверное потому, что рассказывал историю нашей земли. Герои были молодыми людьми, почти ровесниками. Со знакомыми именами и знакомым укладом жизни. И еще конечно – это фантастическая игра актеров, которая не отпускала ни на минуту и которая выливалась в детские игры. Песня из фильма «Возвращаются птицы» стал гимном всех тех, кто в связи с распадом Советского Союза вынужденно покинул Таджикистан. Она, по сути, стала пророческой. И отчасти благодаря этому, фильм дорог нам еще больше.

Как Вы попали в фильм Джура охотник?

Фильм снимали Виктор Мирзоянц и Сайдо Курбанов. Сайдо на тот момент меня хорошо знал. Мы учились с ним  на параллельных курсах во ВГИКе. В тот момент я учился во второй раз на режиссерском факультете. Сайдо знал меня уже как актера и предложил сняться в его фильме. И с Витей Мирзоянц, я тоже был знаком, он тоже учился у нас. Во ВГИКе учились дети разных народов тогда. Только на нашем режиссерском курсе учились 20 режиссеров, и все они были разных национальностей. Мы жили так дружно, что никому в голову не приходили какие-то межнациональные конфликты. У нас учился выдающийся таджик – Марат Арипов. Он уже был на тот момент заслуженным артистом СССР. Мы все там перезнакомились, знали друг друга очень хорошо.

Что больше всего запомнилось во время съемок?

Мы снимали в разных местах. Запомнились люди, старики больше, аксакалы. Я очень запомнил одного старика, которого мне представили, как самого сильного игрока в таджикской конной игре козлодрание. Я запомнил его руки, лицо. По виду это был тихий человек, но представляю каким ураганом он был во время этих состязаний. Ведь это абсолютно мужская игра. Не рекомендую девушкам заниматься этой игрой. Я вообще против, чтобы девушки занимались тяжелыми видами спорта, например, штангу поднимали. Ну зачем? Ведь есть другие виды спорта, которые делают женщину еще более привлекательной, красивой, нежной. Сила женщины в ее слабости. К сожалению, я не видел лично сами игры. Мои представления взяты из книг Чингиза Айтматова.

Запомнилась Бухара с ее чудовищной жарой. Там все время сообщали, что температура 49 градусов. Ее, мне кажется занижали, так как при 50 градусах люди имеют право не ходить на работу. Помню, как непросто было уже пожилой актрисе Московского театра им. Маяковского, Нине Тер-Осипян (старуха Курляуш). Но она справлялась.

Сцена, где вы с Джурой и Саидом находитесь в яме-зиндане: это была и в самом деле яма?

Да, это была настоящая яма. Спускали нас, камеру и снимали. И Ментай Утепбергенов там играет просто потрясающе. Жаль, что его уже нет с нами. В нашем фильме он такой, совсем другой он в фильме «Интердевочка». Удивительный актер!

А что было помимо съемок?

В перерывах между съемками Едгор Сагдиев (курбаши Тагай) учил меня готовить плов и манты. Но с тестом у меня не очень, а вот плов я теперь готовлю у себя дома. Все как положено: со специями, в соответствии с пропорциями и технологией. Едгор поделился всеми тонкостями: какой должен быть огонь, что зачем класть, какой нужен рис. Плов от Едгора был потрясающий.

В перерывах удавалось прогуляться, например, пройтись по Душанбе?

Я в своей жизни очень мало проводил времени на прогулках. Был слава Богу, востребован. Все происходило параллельно: снимаешься в историческом месте, посмотри, обрати внимание. У меня есть особое притяжение к музеям. Может поэтому и создал свой собственный музей, посвященный Сергею Есенину, с программой которого приехал в ваш солнечный и теплый город Душанбе.

Мне не удалось найти Искандера Иркаева? Что можете рассказать о съемках вместе с ним?

По-моему, это была его первая роль. В то время он был совсем молодым парнем. Всегда очень внимательно слушал все, что ему говорили Мирзоянц и Курбанов, и старался выполнить все, как они требовали.

После фильма Вам довелось с кем-то еще встретиться на съемочной площадке?

Да, в 1985 году мы с Сайдо Курбановым снялись в главных ролях в фильме Валерия Ахадова «Дополнительный прибывает на второй путь». В этом же фильме снимается и Хабибулло Абдураззаков, который снимался с нами в «Джуре-охотнике». А в 1992 году я пригласил Сайдо и его красавицу жену сняться в одном из эпизодов в моем фильме «Хочу в Америку». Он играет серьезного восточного магната. В картине снимались  известные актеры: Смоктуновский, Гафт, Табаков, Вера Сотникова и др.

Если смотреть на всю Вашу творческую жизнь, Вы не только актер, но и режиссер, много отдали сил озвучанию. Где Вы реализуетесь больше всего?

Я считаю, что моя первая профессия – это актерство. С недавнего времени (очень сожалею, что не сделал этого раньше) стал выступать с литературными программами. Вот в октябре 2016 года я приезжал в Душанбе с программой «Бессмертный полк». Сейчас я приехал с программой о Сергее Есенине с потрясающими музыкантами — трио «Реликт».

Вы приехали с музыкально-литературной программой, посвященной Сергею Есенину. Вы директор Есенинского Культурного центра в Москве. Почему именно Есенин?

В детстве я занимался в студии художественного слова. И моим первым и сильным увлечением был Маяковский. Но сосед по парте, Вовка Савин, сказал: «Ты все Маяковского читаешь. На вот, почитай, этот поэт не хуже». И дал мне книжку Есенина. Это был 1955 год, мне на тот момент было 14.

Когда дома я открыл и начал читать, то почувствовал, что это что-то такое родное и мощное. Я пришел в студию и сказал руководителю Анне Гавриловне Бовшик, что хочу почитать Есенина. Она мне сказала: «Есенин хороший поэт, но давай сначала поработаем с Некрасовым, чтобы подойти к Есенину».

Наверное это было продиктовано отчасти еще и тем, что Анна Гавриловна прожила очень непростую жизнь. Ее мужем был Сигизмунд Кржижановский, замечательный писатель, из произведений которого при жизни не было напечатано ни строчки. Она сберегла все его рукописи, и сегодня уже существует шеститомник Сигизмунда Кржижановского.

Его работы написаны в стиле Кафки, но, на мой взгляд, намного лучше, мощнее, интереснее, изобретательнее. Анна Гавриловна прошла через двадцатые, тридцатые, сороковые годы, вплоть до пятидесятых. И когда в Москве прошел ХХ –й съезд Компартии СССР, на котором Хрущев выступил с разоблачением культа личности Сталина, Анна Гавриловна сказала мне: «Ну давай попробуем теперь Есенина. Чтобы бы ты хотел почитать?». А мне в студии нравилась одна девочка, и я назвал одно стихотворение, на что она ответила: «Подожди немного, тебе его рановато читать. У Есенина есть и другие стихотворения. Например, «Песнь о собаке». Строчки из того стихотворения до сих пор помню: «Ну целуй меня, целуй, хоть до крови, хоть до боли…». (улыбается). Вот таким было мое первое знакомство с поэтом.

Ну а в 1971 году я снялся в роли Есенина в кино. Мне еще в институте говорили, что когда-нибудь я сыграю его. Приносили книжки с фотографией Есенина и говорили, что у нас одно лицо. А там ведь полным полно режиссеров, и все они смотрят друг на друга еще и режиссерским взглядом: выстраивают в кадре, рисуют твой портрет. И так сложилось, что в 1997 году, Геннадий Шпаликов, автор сценария фильма, с которым я был дружен, привел меня к Русевскому и сказал: «Вот вам Есенин».

Потом были пробы. Кроме меня, на роль пробовались Олег Видов,  Олег Табаков и другие артисты. Руководитель объединения Михаил Ильич Ромм, увидев меня на экране сказал: «Ну вот же, вылитый Есенин! Я помню его, он был вот такой». И наверное это решило мою судьбу. Снявшись в этой роли, в моей жизни окончательно состоялось «заболевание» Есениным.

В 90-е годы, когда появился доступ ко многим историческим документам, я обнаружил в них упоминание о квартире, в которую часто приходил Есенин и ночевал там, у своей первой жены Анны Романовны Изрядновой. Отыскал эту квартиру, она была, если можно так сказать, в руинах. Там боялись ночевать даже бомжи. Это первый этаж семиэтажного дома. Потом начались мои хождения по мукам, по чиновникам. Мне говорили: «Сергей Петрович, здоровье потеряете, ничего не получится». Мне кажется, что здоровье не потерял и у меня все получилось.

Учитывая тот факт, что концерт не смогут попасть все кто хотел бы, мы попросили Сергея Петровича в конце интервью прочесть несколько строк из произведений Сергея Есенина: 

К сожалению, из-за очень плотного графика у Сергея Петровича уже во второй раз за два года не получилось попасть к Марату Арипову. Никоненко знает, что выдающийся актер болен. Он пожелал ему здоровья и не оставляет надежды на то, что они как-нибудь свидятся.

Зульфия Голубева, «Вечерка»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram по ссылке https://t.me/vecherka_tj и будьте в курсе столичных событий.



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь