БЕССОННИЦА БРИТАНСКИХ ЛОРДОВ

0


«Самая крупная жемчужина в короне Британской империи» — этот характеризующий Индию эпитет появился в мировом политическом обиходе в конце XIXв., в эпоху королевы Виктории. Однако обладание большим сокровищем всегда сопровождает  и постоянный страх его потерять!

Пугающая фантастика

Первый испуг лишиться Индии случился у англичан в самом начале XIXв., когда в Европе бушевали развязанные революционной Францией войны. В своих стратегических замыслах Наполеон Бонапарт планировал нанести удар по вражеской Англии  далеко на востоке – вторгшись в Индию – главный источник финансирования британцев! Совместно с союзной на тот момент французам Россией был задуман смелый план похода русских и французов на Индию. По замыслам Наполеона и  императора Павла I, 35000тыс. русских войск, пройдя Среднюю Азию и Афганистан, должны были подойти к границам Британской Индии. Французы, в таком же количестве, перебрасываются морем до Таганрога, а затем – на Каспий и начинают свой  марш на Индию от Ирана.

Если учесть, что даже в середине XIXв. присоединение Средней Азии заняло тридцать с лишним лет, план этого похода имел скорее психологическое значение, чем реальная угроза Англии. В январе 1801г. император Павел I отдал приказ Донскому казачьему войску двигаться в направлении Оренбурга, а затем – на Хиву и Бухару: «… нужно их самих (англичан – В.Д.) атаковать и там, где удар им может быть чувствительнее и где меньше ожидают. Индия лучшее для сего место. Все богатство Индии будет вам, за сию экспедицию наградою», — писал  император в приказе войскам.

Донские казаки успели дойти только до Саратовской губернии: Павел I был убит заговорщиками, и конным полкам было приказано вернуться на место дислокации. На этом Индийский поход и закончился. Если учесть, что переворот был профинансирован англичанами, к возможности даже такого фантастического проекта они отнеслись серьезно, а у английских политиков сформировалась стойкая фобия относительно движения России к границам Индии, чему нужно всеми силами противодействовать!

Полномочные «коноводы»

«Главный хозяин» Британской Индии — английская Ост-Индская кампания —  появилась в 1600г. как частное предприятие для торговли в Южной и Восточной Азии и постепенно превратилась в организацию для экспансии и эксплуатации, захваченных в этом регионе мира «Владычицей морей» территорий. Кампания имела ряд государственных прерогатив: право иметь свою армию и флот; вести войну и заключать мир; чеканить монету; иметь военно-полевые суды – по сути дела она стала государством в государстве! Для расширения колониальной территории и рынков сбыта для бирмингемского текстиля и манчестерской стали кампанией ведётся активная разведывательная деятельность по всему Востоку.

Удобной формой проникновения в независимые ханства, эмираты и княжества стали коммерческие поездки её представителей по закупке лошадей для своей «домашней армии». «Полномочные коноводы»  проникали в самые отдалённые уголки туркменской пустыни, Бухарского и Хивинского ханств, Кашгарии и Киргизской степи.

В начале XIXв. директором всех конных заводов в Калькутте был Уильям Муркрофт, который реально ведал и всей разведкой в сопредельных с Индией странах. Дело было поставлено с большим размахом: первоначально в Среднюю Азию Муркрофт забросил «пробный шар» в лице своего служащего — мусульманина Мир-Изетуллы. В 1812г. тот отправился через перевалы Каракорума в Яркенд в Кашгарии (нынешний Синьцзян), а затем в Кокандское ханство, где сделал богатые подношения хану. Здесь английский агент исподволь сориентировался в политических течениях, а заодно не забыл тщательным образом описать весь пройденный путь с характеристикой почтовых станций, переходов, наличия корма для конницы и продуктов для войск. Результатом этого путешествия стал великолепно выполненный путеводитель по Кокандскому и Бухарскому ханствам!

В 1824г. в Среднюю Азию собрался сам Муркрофт. Его сопровождал ещё один служащий Кампании – Джордж Требек — и врач Гетри. Вскоре  миссия вступила на территорию Бухарского ханства. Дальнейшие действия развивались по уже обычной схеме: раздача подарков эмиру и его приближённым, открытый подкуп бухарских сановников, тщательное изучение ханства в политическом и экономическом отношении, пропаганда в правящих кругах преимуществ союза с Англией и т.д. Но английские эмиссары где-то перешли грань, вмешавшись в придворные интриги за трон престарелого эмира и, что называется, «плохо кончили» — на обратном пути были отравлены в Балхе (по официальной версии – дружно «умерли от лихорадки»).

Предшественники Лоуренса Аравийского

Несмотря на неудачу миссии Муркрофта-Требека, английские аппетиты в Средней Азии разгорались всё больше. В 1831г. сюда  отправился очередной эмиссар — лейтенант Ост-индской кампании Александр Бёрнс. Учитывая печальный опыт предшественников, он выехал в путь под видом армянского купца, одевшись в скромный халат и чалму. В группу Бёрнса вошли врач Жерард, писец-переводчик Мохан-Лал и топограф Мохаммед Али. Они прошли через Кабул в Кундуз, переправились в Хаджа-Сале через Амударью и во второй половине июня прибыли в Карши, а 27 июля 1832г. – в Бухару. А.Бёрнс запасся рекомендательными письмами от индийских и афганских купцов к бухарским торговцам и смог даже установить связи с куш-беги (премьер-министром бухарского правительства). Пользуясь тем, что в столицу ханства съезжались купцы из разных стран, он настойчиво собирал различные сведения о положении в Среднеазиатских государствах, рискуя вызвать подозрение собеседников. «Многие из посещавших нас изъявляли сомнение насчёт нашего звания, — вспоминал впоследствии Бёрнс,- но это не препятствовало им говорить обо всём, начиная от политики их государя до состояния базаров. Простаки! Они думают, что лазутчикам необходимо только вымерять их крепости и стены, а того не понимают, как важны разговоры».

Характерны описания различных местностей Средней Азии, составленные А.Бёрнсом. Так, например, описывая брод через Амударью в районе Хазрет-Имама, он отмечает, что в течение шести месяцев её можно переходить вброд «так что даже переправа артиллерии незатруднительна».  Далее, описывая Амударью, он отмечает, что река «может служить как для торговли, так и для военных экспедиций…»

Настойчивое проникновение английских агентов и товаров в Среднюю Азию вызвало беспокойство русских властей. В 1833г. Оренбургский генерал-губернатор В.А.Перовский послал тревожное письмо директору Азиатского департамента МИД России К.К.Родофиникину. Ссылаясь на поступающие из Бухары сведения, он сообщил, что местный рынок завален привезёнными из Индии английскими товарами, которые продаются по ценам в шесть-девять раз ниже, чем в России! По сути дела, это были факты широкомасштабного экономического демпинга – искусственного снижения цен, нацеленного на вытеснение с рынка русских товаров. Кстати, позже эта акция  была сорвана по вине самих англичан – прельстившиеся английским текстилем среднеазиатские купцы вскоре сильно разочаровались: ткани оказались с «гнилой ниткой» и линяли до неузнаваемости при первой же стирке…

Летом 1839г. в Герат, расположенный в непосредственной близости от Средней Азии, прибыл британский майор Дарси Тодд. Здесь англичанами был устроен форпост, откуда Лондон засылал агентов в Бухару, Хиву, Коканд. Первым из них в эти годы оказался мулла Хусейн, по поручению Тодда побывавший в Хиве. Он передал хану Аллакулу в подарок ружьё – знаменитый английский «стенфильд» и привёз от него письмо с сообщением о том, что хивинский правитель согласен вступить в дружественные отношения с Англией. Вслед за ним  отправилось целое «соцветие» английских офицеров: в Хиву отбыл капитан артиллерии Джеймс Аббот, который служил в Ост-индской кампании «по тайным поручениям»;  полковник Чарльз Стоддарт, а за ним капитаны Артур Конноли и Ричмонд Шекспир. Прибыв в Хиву в январе 1839г., Аббот всячески стремился обострить отношения хивинцев с их соседями. Особенно скверно обстояло для англичан дело в Бухарском ханстве: самое мощное и многонаселённое из среднеазиатских государств, имевшее и большое религиозное влияние (хан был провозглашён эмиром – наместником халифа в Средней Азии), оно получало огромные выгоды от торговли с Россией и явно отвергало все попытки англичан к сближению. Следуя такой политической линии, эмир в конце 1839г. арестовал и в 1842г. казнил прибывших в Бухару с разведывательной миссией британских офицеров — полковника Стоддорта и капитана Конноли.

Капитан Аббот вскоре был задержан нарядом уральских казаков за проведением топографической съёмки русского Ново-Александровского укрепления (ныне г.Актау) на Мангышлаке и выслан в Петербург, а затем – на родину.

Опечаленный потерей резидента в Хиве, Дарси Тодд направил в Хиву другого своего подчиненного – капитана Ричмонда Шекспира. По заданию Тодда, Р.Шекспир должен был во что бы то ни стало, изобразить из себя освободителя невольников, чего он якобы добился дипломатическим путём. 23 сентября 1840г. в Оренбург прибыл сопровождавший освобождённых невольников хивинский посланник Атанияз, а вместе с ним, как значилось в донесениях Оренбургской пограничной комиссии, «британский офицер Шекспир, в звании капитана». Как и было задумано, он изображал из себя «освободителя», с которым и следует вести все дела. Но русские дипломаты и офицеры обратили внимание на весьма напряжённые отношения между хивинским посланником и англичанином. Не составило труда выяснить, что по пути из Хивы Шекспир попытался взять руководство посольством в свои руки, что привело к драке, в которой британский джентльмен бессовестно применил неизвестный тучному и неспортивному Атаниязу бокс. Посланника спас подоспевший туркмен-телохранитель… После выяснения всех обстоятельств «дипломатической деятельности» однофамильца великого драматурга пришлось отделить от хивинского посольства и отправить вслед за Абботом в Петербург.

Несмотря на все усилия Англии, ей  в первой половине XIXв. так и не удалось создать антироссийский блок среднеазиатских государств, но её экономическая экспансия переросла в военно-политическую.

Виктор ДУБОВИЦКИЙ,

доктор исторических наук

 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь