Буллинг: таджикские родители начали говорить о проблемах своих детей | Вечёрка

Буллинг: таджикские родители начали говорить о проблемах своих детей

«Я был одним из самых лучших учеников в классе. Казалось бы, это должно было стать поводом для восхищения, но на деле это доставило мне много неприятностей. Это привело к травле, унижению и даже иногда к физическому насилию.

Обидчики также придирались ко мне за то, что я был довольно полным и плохо проявлял себя во всех видах спорта, что давало повод для ещё большего количества прозвищ. Насмешки в мою сторону были связаны с моей полнотой, неуклюжестью и умом.

Представитель ЮНИСЕФ в Казахстане

Нет сомнений в том,  что я испытал в начальной школе, было буллингом очень мягкой формы по сравнению с тем ужасом, которому подвергаются другие.

Что я помню наиболее хорошо, так это сильное, порождённое издевательствами желание быть незаметным, ничем не выделяться, «сливаться с интерьером».Негативный эффект издевательств состоял в том, что я стал намеренно хуже учиться, давая неправильные ответы. Помню, как моё сердце колотилось, а щёки пылали, когда учитель задавал мне вопрос, и как мой мозг судорожно работал, чтобы дать неправильный ответ и при этом не вызвать подозрений. Всё это я делал, чтобы быть похожим на остальных, быть как все», — из личной истории Представителя ЮНИСЕФ в Казахстане Артура ван Дизена.

Каким бывает буллинг?

О том, какие моральные страдания испытывает ребёнок-жертва, какую глубокую травму он получает, и как она сказывается на его дальнейшей судьбе, взрослые в Таджикистане всерьёз начинают задумываться только теперь .

Школьная травля беспощадная, и она всегда была, просто ранее о ней не говорили или говорили мало. По мнению психолога, специалиста по коммуникационным рискам Фирузы Мирзоевой, помимо того, что травля может принимать форму физического насилия, также она может быть психологической, эмоциональной. Её следы труднее заметить, но она не менее опасна.

«По сравнению с предыдущими годами детям сейчас  намного тяжелее. Если ранее ребёнок-жертва получал «порцию» травли в школе, а дома его мозг отдыхал от всего этого до следующего похода в школу или встречи с обидчиком, то сегодня, в век цифровых технологий, ребёнок, подвергнувшийся буллингу, находится под стрессом все 24 часа », — говорит Фируза Мирзоева.

«Но одно дело понимать опасность буллинга теоретически и совсем другое – просмотреть такую ситуацию у собственного ребёнка. А это не всегда легко заметить», – утверждает норвежский психолог Кристин Аудмайер в своей книге «Все на одного. Как защитить ребёнка от травли в школе».

«Вечер. Мы с мужем готовимся к семейному празднику — любимой дочери исполнилось 13 лет. Очень гордимся её успехами, стараемся вкладывать наши духовные и материальные ресурсы в её разностороннее развитие как личности. Знаем её друзей, одноклассников, знакомых и даже тех, с кем она посещает разные кружки и отдыхает в лагере. Мы с мужем стараемся строить отношения с детьми на полном доверии, может, кому-то это покажется тотальным контролем, но для нас это самый оптимальный вариант. Позволяем ей дружить и общаться с мальчиками, так как мы сами тоже в её возрасте общались с противоположным полом – всё в рамках приличия. 

Ушли последние гости, и к нам подошла дочь: «Мама, отведите меня к психологу…». Ей на вайбер написал «отец Момо». Он отправил ей кучу фотографий с изображением трупов людей, сожжённых, разлагающихся, повешенных. Она от страха удалила переписку. Но фотки сохранились в галерее. В вайбере сохранились его номера и весь список входящих и исходящих вызовов. Во время вызовов он молчал, а в переписке материл и обещал прийти в 2:15 её убивать. 

Мы с мужем в первую очередь стали успокаивать дочь словами, что Момо не существует, это кто-то из своих решил пошутить. Я решила завтра же написать заявление в милицию. Но муж сказал, что не надо торопиться, и что он разберётся сам, просто кто-то хулиганит. Дочь всё равно боялась своего телефона, своей комнаты, боялась заснуть, идти одна в туалет и ванную. Просила меня держать её за руки и разговаривать с ней.

Мне было больно на неё смотреть. В один миг моя отважная дочь превратилась в запуганную и беспомощную девочку. 

Муж конфисковал телефоны детей и стал звонить со своего номера этому «Момо». Никто не отвечал. На следующий день он сам перезвонил мужу и стал спрашивать, кто он и что ему нужно, а потом заблокировал номер. 

Через три дня на телефон дочери стали звонить разные номера и молчать. Из 8 номеров один был его. Тогда я убедила мужа обратится в милицию. Ей стало легче, когда она поняла, что это не монстр, а человек. Но ей было непонятно, за что с ней так поступают, и кто это делает?! Она была подавленной и потеряла интерес ко всему. 

Я написала заявление в уголовный розыск. Поменяла симкарту дочери и запретила вообще заходить в Интернет, все соцсети она удалила. С началом школьных хлопот дочь стала приходить в себя, ожила, повеселела и забыла про него, по крайней мере, она больше не говорила про «Момо» и свои страхи. 

Через неделю после подачи заявления меня вызвали к участковому на встречу с «героем» и его мамой. Это был мальчик-подросток с которым она отдыхала в летнем лагере. Он решил вот так «пошутить» в отместку на то, что дочь не обратила на него внимания», — пишет Зарина.

Фариштамох Гулова, специалист по ИТ, подчёркивает, что современные старшеклассники родились и выросли в эпоху стремительного и хаотичного развития Интернета, и их жизнь неразрывно связана с компьютером, сотовым телефоном и другими гаджетами.

Фариштамох Гулова
Фариштамох Гулова

«В этой новой социальной ситуации развития важнейшее значение приобретают информационно-коммуникационные технологии, и в первую очередь — Интернет. Нам, взрослым, необходимо научить детей правильному использованию инновационных технологий и показать правильное использование этикета в Сети, дабы избежать разного рода проблем», — говорит Фариштамох.

Причины буллинга могут быть разными. Агрессор просто ищет повода, что-то такое, чем ребёнок отличается от других. Это могут быть физические недостатки, проблемы со здоровьем, плохая успеваемость, очки, цвет волос или разрез глаз, отсутствие модной одежды или дорогих гаджетов, даже неполная семья.

Часто страдают замкнутые дети, у которых мало друзей, домашние дети, которые не умеют общаться в коллективе, и вообще все, чьё поведение не похоже на поведение обидчика.

Как показывает практика, исправлять какие-то особенности, ставшие поводом для буллинга, бесполезно, так как обидчик при желании может докопаться и до фонарного столба.

Как понять, что ребёнок подвергся буллингу? 

Травля может быть не только со стороны одноклассников или старшеклассников, но и со стороны учителей.

По словам Гульноры Амиршоевой, она была вынуждена забрать ребёнка из школы, где ему нравилось.

«Моему сыну 13 лет, это подростковый возраст, когда начинает развиваться юношеский максимализм, и у него также превалирует чувство справедливости.

Всё началось с того, когда классная руководительница его класса, будучи очень эмоциональной и неуравновешенной женщиной, часто оскорбляла детей на повышенных тонах.

В один злополучный день она позволила себе кричать и обзывать всех мальчиков класса. Мой сын встал и сказал, что она не имеет права оскорблять их. Причём он заступился за других, нареканий в его отношении не было. Это заявление сына очень задело преподавателя, на что она возмущенно среагировала, после чего началась открытая травля ребёнка.

На каждом уроке математики (она преподаватель математики) она вызывала ребёнка к доске, принижала его успехи и способности и оскорбляла при всём классе. Не найдя утешения своего задетого достоинства, она подговорила других учителей портить жизнь моему ребёнку. А потом попросила и старшеклассников наказать моего сына. Они поставили его к доске перед всем классом в отсутствии учителей и унижали его, а на следующий день избили.

Я перевела ребёнка в другой класс, где его защитила новая классная руководительница, но после окончания учебного года перевела сына в другую школу. Учитель математики осталась безнаказанной, но мне важнее эмоциональное состояние моего ребёнка», — говорит Гульнора.

— Современная школа подавляет личность ребёнка. Почему-то учителя не заинтересованы в том, чтобы ребёнок мыслил иначе, аналитически. Любое нестандартное высказывание подростка воспринимается в штыки, негативно. Им важно обучать толпу, одинаково серую и не выделяющуюся, — считает Гульнора Амиршоева.

Травля или прямое насилие в школе — что хуже?

Дильбар Абдухакимовой и Ганджине Ахмадовой, учителям школы № 4 в кишлаке Окбулок, Бальджуванского района Хатлонской области было объявлено «замечание»: одной за то, что била детей хлыстом, а второй — за то, что снимала происходящее на телефон, сообщило недавно «Радио Озоди». Эта видеозапись попала в социальную сеть. На видео, продолжительностью в одну минуту, можно увидеть, как дети по очереди заходят в здание школы, а учительница бьёт каждого хлыстом. Некоторые дети стараются избежать удара и прошмыгнуть мимо педагога, однако последняя старается не пропустить ни одного мальчишку, догоняя их и стегая на ходу.

Дильбар Абдухакимова за такие свои действия получила замечание в отделе образования района, куда её пригласили специально для разбора случившегося. Умеда Бекова, заведующая районо, сказала, что учителя наказаны за «непедагогичное поведение».

Буллинг со стороны учителей может быть разным, все чаще педагоги–женщины стали придираться к девушкам по поводу их одежды. Вот что говорят сами дети об этом.

Обычно дети часто молчат о своих проблемах. На то есть разные причины: они боятся, что вмешательство взрослых обострит конфликт, что взрослые не поймут и не поддержат. По словам психологов, если родители будут внимательными, то с первых же дней можно определить признаки буллинга в школе.

Если ребёнок:

— ищет повод, чтобы не ходить в школу, притворяется больным, у него часто внезапно «заболевают» голова или живот;

— у него ночные кошмары, бессонница;

— падает успеваемость, теряется интерес к занятиям;

— ссоры со старыми друзьями или одиночество, низкая самооценка, постоянная подавленность;
— резкое изменение отношения к другим членам семьи;

— часто «теряющиеся» вещи, сломанная техника, пропавшие украшения или порванная одежда;

— изменение пищевого поведения, боли в животе и в желудке;

— синяки и царапины, которым ребёнок не может объяснить их появление, то стоит насторожиться и поговорить со своим ребёнком.

Фируза Мирзоева
Фируза Мирзоева

«Родителям важно быть в постоянном контакте со своим ребёнком. То есть важно просто поговорить с ним, не допрашивать или указывать, а просто поговорить по душам, чтобы понимать проблемы своего чада. Важно понять, что в таких случаях ребёнок не будет имитировать боль, это от сильного стресса у ребёнка могут появиться физические боли. Все вышеуказанные признаки не обязательно означают, что ребёнок подвергается травле, но надо принимать их во внимание», — подчёркивает психолог Фируза Мирзоева.

Кто становится буллером?

Есть два совершенно противоположных типа нападающих.

1.Популярные дети, «короли и королевы» со своей школьной свитой, лидеры, управляющие другими детьми.

Или же:

2.Асоциальные, оставшиеся за бортом коллектива ученики, которые пытаются занять позицию «королей», собирая собственный двор.

«Завуч в лице нашего классного руководителя назначила меня старостой класса, а так как я была из обычной семьи, многим это было не по душе. Во время подготовки к 23 февраля, классная поручила мне объявить девочкам и решить, как мы будем поздравлять наших мальчиков. Одной из них это не понравилась, она начала меня оскорблять, мол «я никто и не имею права приказывать». Но когда я позволила себе ответить ей, она этого не выдержала, потому что считала, что может вести себя дерзко, ведь она из богатой семьи. Потом началась драка. Нас кое-как разняли и отвели к директору. Я всё рассказала, и директор посоветовала «лучше перевестись в класс, где ученики ценят ум, а не финансы». Я так и сделала», — вспоминает свои школьные годы 25-летняя Мехрангез.

По словам психологов, всё начинается с семьи: ребёнок стал буллером – почему он это делает?

«Если подобное проявляется в виде агрессии, скорее всего, в семье к нему тоже относятся агрессивно. Если буллинг физический – то, скорее всего, ребёнка бьют, каким-то образом издеваются, и психологически в том числе. Хотя часто такая семья может выглядеть вполне обычно. Ребёнок также может наблюдать подобную агрессию и психологическую травлю в отношениях родителей или родственников и проецировать её на сверстников», — отмечает психолог Фируза Мирзоева.

Как остановить травлю?

«Над моей дочкой издевалась учительница. Она тогда училась в 4 классе, и по каким-то причинам учительница невзлюбила её. Называла грязнулей и уродкой перед всем классом и советовала мальчикам не жениться на ней.

Дочка последнее время приходила домой со слезами на глазах. Я пыталась поговорить с учителем, но без толку. Пришлось переводить ребёнка в другой класс. Директор школы знала о нашей проблеме, но под предлогом, что «учителей мало, и никто не хочет работать в школе» никаких мер не предприняла. Через полгода этого преподавателя уволили, потому что она переключилась на другого ребёнка, а там родители, видимо, крутые были, и их услышали», — с грустью вспоминает историю двухлетней давности мать- одиночка Мархабо.

На самом деле никто не может дать рецепт, как прекратить травлю. Важно понимать, что если в школе началась травля, устранить проблему на уровне двух людей — жертва – нападающий, невозможно, потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом, так как в буллинге участников больше, чем два человека.

Весь класс, а иногда половина школы и учителей — это свидетели, на которых также влияет развернувшаяся драма. Они тоже принимают участие в процессе, пусть и как наблюдатели.

Психолог Фируза Мирзоева говорит, что единственный способ остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе. Этому помогают совместные задания, работы в группе над проектами, внеклассная активность, в которой участвуют все.

«Буллинг — это проблема всего коллектива, а не одного человека, так как подобное может коснуться каждого из нас. Если просто убрать из системы жертву, т.е. перевести в другой класс, или даже в другую школу, то, в любом случае, система выберет себе новую жертву, и буллинг будет продолжаться»,- говорит Фируза Мирзоева.

Как показывает практика, родители зачастую, узнав о проблемах детей, стараются не вмешиваться, так как думают, что станет хуже. Однако, по словам специалистов, на любую проблему ребёнка необходимо реагировать мгновенно.

Вероника Коробкина
Вероника Коробкина

“Если ребенок подвергается буллингу, то родителям не стоит молчать и думать: “не буду вмешиваться, сами разберутся”. Безнаказанность порождает ещё большую агрессию. Взрослые, которые не обращают внимания на несправедливость и низости, своим поведением словно одобряют их.

Нужно бить во все колокола, говорить, встать на защиту, чтобы агрессоры видели и ощутили на себе возмущение общества и осознали, насколько ужасен их поступок. Самое главное, чтобы ребёнок не побоялся рассказать о проблеме в семье. Со стороны взрослых обязательно необходима помощь и поддержка. Детей нужно научить не бояться говорить и делиться, ведь речь идёт об унижении личности”, — говорит Вероника Коробкина, педагог-психолог.

Вероника Коробкина проводит тренинги для родителей по психологии детей и всегда подчёркивает, что между ребёнком и родителями часто ещё в детстве потерян эмоциональный контакт. Решение проблем со взрослыми проходит в ситуации «психологическая небезопасность».

«В нашем обществе редко, когда родители просто разговаривают по душам со своим ребёнком, особенно в подростковом возрасте. Мы, взрослые, привыкли к тому, что от детей всегда чего-то хотим, и говорим им об этом в приказном тоне. Поэтому нет доверия между ними. При возникновении проблем подростки не решаются рассказывать об этом своим родителям из-за страха», — говорит Коробкина, — Надо обсуждать с ребёнком все случаи жизни, чтобы он мог отвечать на любые действия и был уверен, что его всегда поймут и поддержат».

Подростки уже вынуждены говорить о своих проблемах в обществе. Об этом – в нашем подкасте проекта «Услышь меня», подготовленного воспитанниками Leaders Ship.

Мухайё Нозимова


Материал публикуется как совместный  Проект Медиакомпании Вечёрка и ОО “Даст ба Даст” – “О чём молчат таджикские подростки”,  в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).  Содержание публикации является предметом ответственности ООО «Вечерний Душанбе» и не отражает точку зрения USAID.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram по ссылке https://t.me/vecherka_tj и будьте в курсе столичных событий.

Поделиться в...    Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Pin on Pinterest
Pinterest
Share on VK
VK
Share on Tumblr
Tumblr
Email this to someone
email

Буллинг: таджикские родители начали говорить о проблемах своих детей: 1 комментарий

  • 24.12.2019 в 9:19 пп
    Permalink

    Проблема в том что у нас не учать общаться в соц сетях и тд но не т у нас буллинг, нет прежде всего надо научит ребенка обещаться в инете, и потом есть проблема в нас самих. Не надо психологом надо быть человек и уважить научит себя ребенка и все будет хорошо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *