Итоги года с Рашид Гани Абдулло

0

О событиях в мире и о том, как они повлияли на общественно-политическую ситуацию в Таджикистане.

Рассказывает в интервью нашей газете известный политолог Рашид Гани Абдулло.

Уважаемый Рашид Гани Абдулло, говоря о прошедшем 2018 годе, какие наиболее важные события в мире вы бы назвали? Положительные и отрицательные. 

— Самым важным политическим не столько событием, сколько большим масштабным явлением,  по-прежнему остаётся развивающийся процесс трансформация однополюсного мира в свою противоположность.

Конечно, мир,  ставший после распада СССР однополюсным, никогда не был таковым в полной мере. Как никогда не был вполне двухполюсным и существовавший до распада нашей бывшей единой державы прежний мир. Помимо двух больших противостоящих друг другу лагерей, возглавляемых СССР и США,  существовал и третий политический политический полюс, состоявший из т.н. неприсоединившихся стран. Хотя в экономическом, политическим и военном плане он существенно уступал каждому из первых двух полюсов, тем не менее, влияние его на мировые дела игнорировать не приходилось.

Да, на протяжении почти полутора десятка лет в том мире, который сложился после дезинтеграции СССР, доминировали США со своими западными союзниками. Но назвать их доминирование в мире абсолютно безусловным  вряд ли было бы правильным. Картина была гораздо сложнее. Тот же Китай без излишнего шума и оставаясь полностью суверенным государством быстро наращивал свою экономическую мощь. Избрав свой собственный путь и  руководствуясь собственными интересами, быстрыми темпами развивалась Индия. Иран, противостоявший в восьмилетней войне с Ираком не только с ним, но и с поддерживавшей его немалой, причём весьма состоятельной в финансовом, экономическом и военном плане, части современного мира, вышел из неё абсолютно самостоятельным  государством, обладающим собственным крупным и постоянно развивающимся военно-промышленным комплексом, опирающимся на солидный и вполне современный образовательный и научным потенциал. В президентство же  Махмуда Ахмадинаджада он  превратился в сильную региональную державу, способную оказывать влияние на формирование международной повестки дня. Турция при Раджепе Тайипе Эрдогане не только утроила, как минимум, свой ВВП, но и восстановила, если называть вещи своими именами,  утраченную после смерти Мустафы Кемаля Ататюрка самостоятельность в принятии политических решений. Своеобразным полюсом стала и вся совокупность различных исламских движений и организаций, оказывающих существенное влияние на развитие исторического процесса на  национальном, общеисламском и международном уровнях, со своей, отличной от других повесткой дня.

Одним из событий, показавших, что стремлением к ещё большему доминированию в мире США и их западных союзников  сталкивается с нарастающим его неприятием со стороны других стран, стал провал политики санкций в отношении Узбекистана, к которой прибегли западные государства после жёсткого пресечения властями республики в мае 2005 г. волнений в Андижане, в ходе которых имели место как мирные митинги, так и вооружённые антиправительственные выступления. Провал санкций в отношении Узбекистана был предопределён масштабной политической и финансово-экономической  поддержкой республики со стороны, прежде всего,  Китая и России. По сути дела, это был первый случай, когда две из трёх крупнейших держав современности решительно воспротивились стремлению третьей из них – США, а также её союзников, оказать давление на страну, входящую в ШОС.

Мюнхенская речь Владимира Путина (февраль 2007 г.) и пятидневная кавказская война, начавшаяся военными действиями грузинских вооружённых сил против обособившейся Южной Осетии и российских миротворцев, затем трансформировавшаяся в грузинско-российское военное противостояние  и завершившаяся   военным поражением Грузии, утратой ею территориальной целостности, ввиду обретения Южной Осетией и Абхазией статуса признанных независимых государств, а также неготовность, или нежелание, или и то и другое вместе  США и их западных партнёров действенным образом поддержать своих грузинских союзников в их военной акции обозначили качественный переход в процессе трансформации мира из однополюсного в многополюсный.

Положительным в этом процессе является постепенный уход мира от диктата одной силы , одного полюса. Отрицательным — его далеко не мирный характер со всеми сопутствующими ему материальными и нематериальными издержками. Реальность такова, что эти издержки органичны присущи любому историческому процессу.

Становление однополюсного мира сопровождалось обильны кровопролитием и разрушениями. Достаточно вспомнить, например балканские войны конца двадцатого века. Или  оккупацию Кувейта Ираком тогда же и, в ещё большей степени, операцию по его освобождению с последовавшим наложением разрушительных санкций на Ирак и их гибельными для сотен тысяч иракцев последствиями. Или вторжение американских войск в Афганистан в 2001 г., под достаточным надуманным предлогом,  пролонгировавшим, в конечном итоге, внутреннюю войну в стране, к которой добавилась новая составляющая — противостояние вооружённому присутствию чужестранцев. Или новое вторжение , под ещё более надуманным предлогом, американо-британских войск в Ирак в 2003г., обернувшееся  разрушением государства, развалом экономики, партизанской войной, гражданской войной, расколом страны по религиозному признаку, созданием ИГИЛ и войной с ней, прочими бедами, унесшими, в совокупности, по мнению не только самих жителей, но и многих экспертов на Западе, не менее полутора миллионов жизней иракцев. Или экономические, политические и военные катаклизмы на постсоветском пространстве.

Ровно таким же образом обстоит дело и с трансформацией однополюсного мира в многополюсный. Достаточным тому доказательством являются военные действия на юго-востоке Украины, война в Сирии, нынешний этап войны в Афганистане, война в Йемене и Ливии, непростая ситуация в Венесуэле и т.д.

В первой половине прошлого столетия большие державы в борьбе за переустройство мирового порядка боролись непосредственно друг с другом и на собственных территориях, то,  начиная со второй половинные это же столетия и по настоящее время,  защищают они свои национальные интересы в опосредованных войнах на иных территориях. На территории Сирии, например, где очевидным образом столкнулись национальные интересы западного мира и и России. Или Ирака, в котором, помимо всего прочего, выясняют свои отношения  американцы и иранцы.

Какие важные события 2018 года в Таджикистане вы могли бы назвать?

-К важным событиям следует отнести то, что нас в республике стало 9, 1 млн. человек, полную нормализацию отношений республики с Узбекистаном,  ввод в эксплуатацию первого энергоблока Рогунской ГЭС, рост рост денежных поступлений от трудовых мигрантов. Важными для республики  продолжают  оставаться и такие явления, как всё ещё неопреодолённый кризис в банковской сфере,  невысокие места в международных рейтингах по ведению бизнеса в стране, подвешенный статус сотен тысяч наших граждан, находящихся в трудовой миграции в России или желающих выехать туда на заработки.

Какие из них вы считаете из них положительными и что они принесли для страны и для граждан, особенно граждан в целом?

— В последнем своём президентском послании глава таджикского государства Эмомали Рахмон подчеркнул, что численность населения страны 5,4 миллиона человек в 1990 г. выросло до 9,1 миллиона человек в 2018 г. , в 2023 г., согласно прогнозам, нас будет 10 миллионов человек.

Несколько лет тому назад наш исследователь Абдугани Мамадазимов процитировал в ходе одной дискуссии высказывание демографов о том, что в современных условиях лишь по достижению численности в 10 миллионов человек, тот или иной этнос может рассчитывать на выживание и  сохранение в этом сложном мире. Следовательно, нам, таджикам, надо ещё возрастать и возрастать, чтобы достичь данной численности в собственной стране. Кроме того, принимая во внимание то обстоятельство, что люди мигрируют из республики, оседают в других странах, соответственно, подвергаются риску утраты идентичности, таджиков с устойчивой таджикской этнической идентичностью должно быть в Таджикистане больше, даже существенно больше  10 миллионов человек.

Следующим по значимости положительным событием,  более же правильно было бы определить его как процесс,  является, полная нормализация отношений республики с Узбекистаном. Уже просто потому, что прямыми бенефициарами этого процесса стали, как  было сказано в послании главы государства, 2,5 миллионов граждан, получивших, по данным за девять месяцев 2018 г.,  возможность общения с родственниками. Абсолютно большую часть из этого числа составляют граждане Таджикистана. Экономическим же  бенефициарами, в той или иной степени,  стало практически всё население республики.

Несомненно, важным событием стал запуск первого агрегата Рогунской ГЭС. Через полвека после того, как с подачи заявки на разработку проекта в 1968 г. началась Рогунская эпопея, и через тридцать лет после запланированного изначально срока. Станция начала работать и это уже хорошо.

Вместе с тем, не следует упускать из виду следующие обстоятельства. С апреля 2017 г. и по май 2018 г. Узбекистан подписал крупные соглашения с Россией, Китаем и США, направленных на наращиванию производства электроэнергии в стране. Среди них соглашения с Россией о строительстве АЭС в республике, соглашение с Китаем о развитии гидроэнергетики, соглашение с американской «Дженерал Электрик» о строительстве на Ташкентской ТЭЦ нового мощного и экономичного парогазового блока.

Одним из последствий существенного роста энергетических возможностей Узбекистана уже в перспективе до десяти лет может стать появление у него реальной альтернативы импорту им в летний период электроэнергии из Таджикистана и Кыргызстана. Будет ли такая альтернатива, когда она реально сложится, задействована, другой вопрос. Тем не менее, электроэнергетический расклад в регионе, который будет меняться под воздействием непрерывно растущего электроэнергетического потенциала Узбекистана следует не упускать из виду и учитывать его при планировании собственной политики в этой сфере. В частности, уже сейчас необходимо приступить к разработке  различных вариантов разумного использования собственных гидроэнергетических возможностей, которые могут сложиться через десять лет.

В 2016 г. таджикскими трудовыми мигрантами было переведено из России на родину через банковские структуры  денежных средств, эквивалентных  1,9 млрд. долларам США. В 2017 г. эта сумма возросла до 2.5 миллиардов долларов. Какие-то деньги поступали в республику и минуя банковские каналы. Динамика 2018 г. позволяет предполагать, что сумма переведённых из России трудовыми мигрантами денег может превысить показания предыдущего года, что, конечно же, будет иметь положительное значение для экономики страны.

Какие вы считаете негативными и что плохого они принесли для страны и для граждан?

— Одним из не самых последних по негативной значимости явлений продолжает оставаться всё ещё не до конца преодолённый кризис в банковской сфере. Доверие к банкам соответствующее. По словам покойного отца, мой дед, известнейший в своё время купец Самарканда и,  к тому же, меценат, говорил, что если хочешь не потерять друга, делового партнёра и т.д., то не давай ему денег взаймы, а если уже дал, то забудь о них. И если долг всё же будет тебе возвращён, то восприми это как неожиданный дар небес. И сказано это было ещё до Октябрьской революции.

Как-то, в самый разгар кризиса с «Агроинвестбанком»,  «Точиксодиротбанком» и некоторыми другими банками, пришлось услышать практически то же самое, когда один из столкнувшихся с проблемой невозможности оперативно получить свои деньги из банка предпринимателей  сказал в сердцах,, что если уж внёс свои деньги  в наши банки (т.е. дал им взаймы свои деньги), то, лучше всего, забудь о них. Здоровее будешь. К сожалению, забыть о своих кровных или о том, что  не можешь свободно взять из  банка когда это тебе надо, и в том объёме, который тебе требуется, не очень-то получается.

Неуверенность предпринимателей, помноженные на сложности с конвертацией денег, практически отсутствовавшие до банковского кризиса, неуверенность  и самых обычных граждан в банках, которой после девяностых годов и до этого самого кризиса также не было,  не лучшим образом сказываются на деловом климате в стране.

Названные обстоятельства, а также высокая налоговая нагрузка, проблемы «Барки точик» с погашением своей задолженности перед обеими Сангтудинскими ГЭС и ряд других проблеем, сложностей и факторов обусловили невысокие места республики в международных рейтингах. С 21 по 24 декабря  наши СМИ представили своим потребителям соответствующую информацию. Так, Всемирный банк в докладе «Doing Business» поставил Таджикистан на 123 место в рейтинге стран, в которых созданы благоприятствующие ведению бизнеса условия. . «Forbes» в составленном им рейтинге «Best Countries for Business» («Лучшие страны для ведения бизнеса») – на 124 место, последнее среди стран СНГ. В этом рейтинге Грузия занимает 44 место, Россия — 55, Казахстан — 65, Азербайджан — 70, Армения — 87, Беларусь — 88, Узбекистан -105, Кыргызстан -108. В исследовании «Paying Taxes» («Выплата налогов»), которое на протяжении вот уже 14 лет проводит авторитетная аудиторская компания «Price waterhouse Coopers» в сотрудничестве со Всемирным банком, Таджикистан с показателем в 67% оказался в малопочтенной девятке стран с самой большой налоговой нагрузкой. Для сравнения, этот показатель, по «Paying Taxes»,  для России равен 46,3%, Узбекистана – 32,1%, Казахстана — 29,4%, .Кыргызстана — 29%,  а для Грузии и вовсе 9,9%.

Потенциальные внешние инвесторы доверяют этим и другим авторитетным внешним составителям рейтингов и привычно обращаются к ним на стадии подготовки возможных решений по инвестированию в экономику Таджикистана. Конкретные же цифры внешних рейтингов, объективно, сужают возможности республики по привлечению извне существенных инвестиций в реальный сектор национальной экономики.

Как известно, с 24 марта по 24 апреля 2017 г. в отношении граждан Таджикистана, находящихся в России и попавших в категорию нелегальных мигрантов, была проведена амнистия. Из почти 200 тысяч потенциальных бенефициаров этой акции  возможностью быть амнистированными воспользовались 102 тысячи трудовых мигрантов. В силу различных причин, примерно 90 тысяч трудовых мигрантов не сумели воспользоваться предоставленной    возможностью получить амнистию. На настоящее время, таких лиц насчитывается 70 тыс.(по всей видимости, за прошедшие почти два года ещё 20 тысяч трудовых мигрантов обрели возможность легализовать свой статус).. Ещё 208 тысяч наших граждан хотели бы выехать в трудовую миграцию в Россию, но въезд им в страну запрещен. Нерешённость всей этой проблемы не позволяет расти денежным переводам в республику и, тем самым, оказывает прямое негативное воздействие на состояние дел в её экономике.

Как вы думаете, почему случилось так на Памире, какие предпосылки этому послужили? 

— Конкретных поводов, как уже названных на различных уровнях, так ещё не названных, может быть множество. Но глубинной причиной произошедших событий является незавершённость процесса преодоления негативных последствий  гражданской войны. Так государство, по определению,  не может быть толерантным к вызовам, в какой бы форме она не выражалась,  его суверенному праву отправлять власть на всей территории страны. без каких-либо исключений. Те явления, на которые указал глава государства в своём известном сентябрьском выступлении, и были, по сути дела, таким вызовом.

Что нужно сделать правительству, чтобы принести мир и стабильность в ГБАО?

— Мир в ГБАО – бесспорная реальность. Стабильность, в целом, тоже имеет место быть. Однако есть проблемы. Одна из них, причём достаточно важная — определённое отсутствие, скажем так. взаимопонимания между активной частью местного сообщества и официальными структурами на местах. Правительство. со своей стороны,  предприняло шаги к коррекции ситуации. Прежнее руководство области было уволено в полном составе. Руководить ею назначен человек, много лет возглавлявший работу по реализации программ развития региона. Здесь его хорошо знают и, как можно предположить, он пользуется доверием всех сегментов общества. Данное назначение, для многих, возможно и для него самого, было неожиданным. Посему, важным для него на данном этапе является необходимость сколотить команду, способную находить решения существующим экономическим, социальным и прочим проблемам.

Мне уже приходилось говорить, что ресурсов для полноценного экономического развития советской, а ныне таджикской части Бадахшане всегда не хватало. Но область находилась на стыке границ советской державы с Китаем, практически с Индией и Пакистаном, с Афганистаном. Советское государство, исходя из своих стратегических интересов, шло  на поддержание, в принципе, малорентабельной и даже нерентабельной экономической активности в области. Все издержки такой экономической политики, а также снабжение региона всем необходимым из союзного центра оно брало на себя. Понятно, что всё это безвозвратно ушло в прошлое. Что же делать?

Очевидно, что каждый из регионов Таджикистана, хотя бы уже в силу особенностей своего исторического развития, обусловившую и разницу в уровне развития их производительных сил, нуждается, в специально для него разработанной модели или программе  экономического развития. Разработка модели развития ГБАО на предстоящий период, как это видится, должна удовлетворять, по меньшей мере, двум базовым условиям.  двум базовым условиям – она должна разрабатываться совместными усилиями Душанбе и области и учитывать такую её специфику, как высокий уровень образования населения.

Если иметь в виду последнее обстоятельство, то прагматичным было бы сделать упор не столько на утилизацию других, помимо гидроэнергетических, природных ресурсов, что очевидно экономически нерентабельно при существующих технологиях, а на практическую утилизацию, прежде всего, именно высокого образовательного потенциала населения. Например, посредством нацеливания этого потенциала на разработку софт-продуктов, создание хайтековских электронных производств в экологически благоприятной окружающей среде. Но для того, чтобы это стало возможно, центр тяжести в образовательном процессе в регионе должен быть перенесён на обучение точным наукам, инженерии и соответствующему  профессионально-техническому образованию. По сути дела, речь может идти о создании постоянно развивающегося образовательно- научно-производственного кластера. Задача вполне выполнимая. Следует  продумать логистику, что также  вполне выполнимо.

Как дальше будут развиваться отношения с Узбекистаном? Период эйфории прошел ведь…

— Действительно, прошедший год — год полномаштабного восстановления отношений между двумя странами, был наполнен романтикой и эйфорией. В конце 2017 г. никто даже предположить не мог, что уже к октябрю 2018 г. как будут открыты границы, отменён визовой режим, максимально упрощена процедура регистрации пребывания наших граждан в Узбекистане, открыты новые авиалинии, налажено регулярное автобусное сообщение, что число пересекших границу достигнет фантастических, по сравнению с прошлыми годами значений, а Узбекистан займёт ведущие позиции в товарообороте Таджикистана с внешним миром. Не проходило и дня, чтобы СМИ республики не сообщали о тех или иных событиях в двусторонних отношениях. С информационным освещением  этих изменений конкурировало по объёму лишь информационное освещением таджикско-российских отношений.

Где-то с середины октября интенсивность информационного освещения развития отношений между двумя соседними республиками стало постепенно снижаться. Просто потому, что информационных поводов становилось меньше. 28 ноября СМИ Таджикистана опубликовали сообщения о переносе с декабря 2018 на 2019 г. очередного заседания Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничества между Таджикистаном и Узбекистаном под заголовками, суть которых сводилось к тому, что Ташкент и Душанбе берут паузу. Причём инициатором вряд ли был Душанбе.

В принципе, перенос столь важного мероприятия говорит, во первых, о том, что нормализация отношений состоялась и, во-вторых, наступило время перехода от сугубо политических действий к размеренной и планомерной работе на основе той солидной политической платформы, которую создали президенты двух стран,  и в рамках рутинных процедур. Т.е., основная работа теперь переходит из плоскости преимущественно  высокой политики в плоскость преимущественно экспертной и исполнительно-бюрократически активности соответствующих  министерств, комитетов, агентств и прочих учреждений, направленной на практическую реализацию подписанных соглашений и трансформацию различных меморандумов о взаимопонимании, а также высказанных тех или иных намерений, в доведённые до уровня готовности к реализации  соглашений. В частности, и по высказанной узбекской стороной готовности участвовать в строительстве ГЭС на реке Зеравшан.

Президент Шавкат Мирзиёев, завершив первый этап консолидации власти, решив имевшиеся проблемы с соседями и выстроив приемлемые отношения с великими мира сего – Россией, Китаем и США, в большей мере будет сконцентрирован на переналаживании экономической системы своей страны, которое, в свою очередь, обусловит необходимость осуществления преобразований и в других сферах, в частности в кадровой политике. Решение тех задач, которые ставит перед собой глава соседнего государства, с тем кадровыми потенциалом, который достался ему по наследству, вряд ли будет достаточно успешным. Для решения новых задач, нужны будут новые люди с несколько иным, нежели у их предшественников, видением ответов на вызовы времени. Но приход таких людей для решения поставленных передним ними президентом Шавкатом Мирзиеёвым задач, может стать своеобразным вызовом уже для их таджикских партнёров. И это всё следует иметь в виду.

Как вы оцениваете Послание президента парламенту на 2019 год?

— Послание носит программный характер. В нём определены основные необходимые и возможные векторы экономического и социального развития республики. Понятно, что решение задач, о которых говорится в послании,  в силу того, что некоторые из них , например, борьба с коррупцией, проблемы с нехваткой педагогическими кадрами, адекватности их подготовки требованиям времени,  невысокий уровень всех ступеней и стадий образования, сложности с развитием малого и среднего бизнеса, невысокие места в международных экономических рейтингах, и масштабности других – создание цифровой экономики, когда сами цифровые  технологии обновляются чуть ли не каждый год, реиндустриализация страны  и т.д, , не может уложиться в один в один нынешний год. Это программа на многие годы вперёд.

Вместе с тем, решение каких-то задач может иметь более, а каких-то других, менее быструю динамику. Кто бы мог подумать в начале 2000-х годов, что в республике в сжатые сроки освоят современные технологии возведения многоэтажных зданий и будет развёрнуто их массовое строительство, что в стране будут построены качественные дороги, завершено строительство Сангтудинской ГЭС-1 и  с нуля построена Сангтудинская ГЭС-2, мощный импульс получит производство цемента, которым мы стали довольно активно заваливать рынки соседних государств.

Кстати, развитие производства цемента, а также других базовых строительных материалов говорит о том, что на данном этапе  прагматичным было бы сконцентрировать усилия на налаживание выпуска тех товаров, для производства которых  существенная часть необходимых компонентов имеется на месте, в самой республике. Пора, например, не отказываясь полностью от экспорта хлопковолокна, перейти к налаживанию разнообразной качественной продукции из неё и уже потом выводить её на внешние рынки.  У нас есть немало и другого, что можно перерабатывать  на месте.

Какие на ваш взгляд самые важные проблемы нужно решать правительству в 2019 году? 

— Продолжить работу по возвращению доверия населения и предпринимателей к банковскому сектору, по улучшению работы банков  с клиентами, вызывающее в настоящее время много нареканий, по улучшению всей совокупности условий для ведению бизнеса  таким образом, чтобы свидетельством  реальных позитивных подвижек на этом направлении стали достаточно приличные места республики  в соответствующих международно признанных рейтингах, наконец, быть прагматичным в своём целеполагании.

Есть ли у вас какие то прогнозы по предстоящим выборам?

— Думаю, что время для таких прогнозов пока не настало.

Что вы можете сказать о кадровой политике Правительства?

— Очевидно, что в ней утвердился курс на смену поколений. Дай-то бог, чтобы новое поколение управленцев оказалось на уровне задач, стоящих перед страной.

Как вы оцениваете прошедший год туризма? Добились ли они задуманного и что не хватает для того, чтобы добились?

— Если коротко, то я не думаю, что в какой либо ближайшей перспективе туризм станет, хоть в какой-то мере, системообразующей отраслью национальной экономики. Базовые условия для этого пока не сложились. Такие условия складываются не за год, и не за два. Они складываются десятилетиями.

Беседовала Гульнора Амиршоева

Подписывайтесь на наш канал в Telegram по ссылке https://t.me/vecherka_tj и будьте в курсе столичных событий.



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь