Галина Дзутцева: журналистика длиною в жизнь

Галина Степановна

За свои убеждения журналистка Галина Дзутцева  была объявлена шпионкойи брошена в израильскую тюрьму. Недавно ей исполнилось 70. За плечами 53 года трудового стажа, из них 45 – в журналистике.

Один из рассказов моего любимого американского писателя О. Генри начинается словами: «Человек, не переживший голода, войны и тюрьмы,  не знает жизни».

Не потеряв своей чести и совести, всё это пережила, ноне стала мудрее.От неудач не озлобилась и в жизни не разочаровалась. Продолжаю любить и дорожить её каждым мгновением.

Мне «повезло» – родилась во время Великой Отечественной войны  (декабрь 1943 года) на Украине.  К этому времени для уцелевших жителей вся её огромная оккупированная правобережная территория превратилась в огромный концентрационный лагерь. За два с половиной года фашистские оккупанты разграбили этот благодатный край. Из промышленных центров  демонтировали и отправили в Германию через Румынию многие заводы и даже электростанции. Днём и ночью  шли в том направлении поезда, гружённые зерном и углём.  Все дороги были забиты стадами крупного рогатого скота.  На десятки километров растянулись обозы с награбленным добром и партиями военнопленных красноармейцев вперемежку с гражданскими, угоняемых в неметчину.  Навстречу, давя и тесня к обочинам дорог обречённых на смерть и рабство людей, шли танки и сухопутные немецкие войска. Стремясь удержать свои позиции, немецко–фашистское командование начало  укреплять юг Украины и с конца ноября 1943 года подтягивать туда  свои войска. В  одной из таких партий, состоящей из военнопленных красноармейцев  и гражданских лиц, шла и беременная мною моя мать – Лидия.  За неполных три месяца (с конца сентября 1943 года) эта разношёрстная толпа под охраной немецкого конвоя вышла из Запорожья, пересекла  территорию  Украины, Молдавию  и вступила на территорию Румынии.Вряд ликто из этих обречённых людей знал, что 24 декабря 1943 года все четыре Украинских фронта перейдут в контрнаступление и в этом котле сражения выживут лишь единицы.

  РОЖДЕСТВЕНСКАЯ   НОЧЬ

Ближе к полудню, 25 декабря,партия истерзанных лишениями и  длительной дорогой пленников медленно продвигалась к румынскому городу Яссы. В этот день католики  отмечали  Рождество, с утра навеселе была  и охрана.  Вдруг в небе загудели самолёты, на дорогу посыпались  бомбы,люди стали разбегаться.  Превозмогая страх и боль,моя мать уходила всё дальше в поля.Стемнело, накрапывал холодный дождь,она вышла к полю, уставленному скирдами сена.  В одну из таких скирд она и вползла, когда почувствовала схватки. Родив, зубами перегрызла пуповину и, завернув  крохотный живой комочек в обрывок своей юбки,забылась в  коротком сне.

Стояла глубокая рождественская ночь,было тихо и холодно. Очнувшись от сна, женщина натрясла из скирды с ладонь пшеничных зёрен и поела. Она не была набожна, не знала молитв, но, глянув на крошечный комочек новой жизни,обратилась  лицом к небу, и стала причитать: «Господи, Царица Небесная, помоги! Спаси, укрой от врагов моё дитя»!

То, что случилось потом она всегда считала чудом. После её слов вдруг повалил снег. Несколько суток  женщина пряталась в стогу, ела зёрна пшеницы и снег.Потом стала пробираться домой, на Украину. Испытала голод и холод, обстрелы при наступлении советских войск и отступлении врага.

Через 40 лет я посетила эти места. Прошла по мосту через реку Днестр, по которому из Молдавии на Украину пронесла моя мать меня к жизни.

БЫТЬ  ЧЕЛОВЕКОМ  ТЫ  ОБЯЗАН

Как и моя мать, я всегда была добра к людям.Никогда не стремилась к богатству,  была бескорыстна, упорно училась,всегда много работала, а в   стремлении  помочь доходила до абсурда.  Бывало, что люди этим пользовались, обманывали меня в корыстных целях. Расскажу лишь об одном из таких моментов, который едва не стоил мне жизни. По клевете бывших душанбинцев  (семьи Юсуповых, обманом въехавших в Израиль) я очутилась в женской израильской тюрьме. До сих пор не знаю что обо мне наговорили…  Вначале было смешно, потом противно, когда  женская тварь (Роза Фиш) в звании полковника по нескольку часов подряд задавала мне один и тот же вопрос: «Какое задание я получила от президента Таджикистана,зачем прилетела в Израиль?» Мои искренние уверения, что президент Таджикистана даже не знает о моём существовании, не действовали.  В исступлении, брызгая слюной, она шипела, что«мне ещё покажут»! Те же вопросы задавала мне и бывший министр внутренних дел Израиля – Батья Кармон. Тогда я не знала, чем мне грозит«такая высокая честь!»Таких как я – несговорчивых и не желающих сотрудничать со следствием против своей совести и страны своего исхода– под статусом «Узник совести» сажают к убийцам (с пожизненным сроком), которым всё равно: одним убитым больше или меньше. Приходилось чутко спать и даже несколько раз, в жестокой драке отстаивать собственную жизнь. Вот где  пригодились сила духа и сноровка спортсменки, умение владеть ножом и кастетом, приобретёнными всеми детьми, выросшими в неблагополучных городских районах.

Было очень тяжело.  Благодаря своим знаниям и образованию, без адвоката выиграла первое слушание своего дела в Высшем суде Израиля (Багац). Несколько русскоязычных газет даже писали, «что это единственное выигранное в суде гражданское дело против МВД Израиля за последние 30 лет». Тем не менее, рано или поздно меня ждал конец. Лишь с приходом ко мне волонтёра Международного движения «Узник совести» Марианны Кацаровой моё  дело сдвинулось, хотя перед вылетом из страны меня пытались убить. Ранним утром машину, в которой меня наручниками приковали к решётке двери, отогнали в дальний конец аэродрома и оставили на солнцепёке. Был самый жаркий месяц – август, а у меня изъяли бутылку с водой.Одного лишь не учли -выросла я в Средней Азии. Когда все ушли, вскрыла «браслеты», набросила на себя все вещи из сумки, пролежала недвижимой в раскалённой машине, около пятнадцати часов. Лишь время от времени подносила ко рту сигарету, вызывая этим слюноотделение. В половине первого ночи услышав голоса, быстро собрала вещи в сумку, застегнула на руках«браслеты»,закрыла глаза и притворилась мёртвой. Дверь распахнулась, несколько полицейских и врач стали составлять протокол о моей смерти от обезвоживания. До сих пор вижу их разинутые от удивления рты, когда я,открыв глаза, громко потребовала бутылку воды… Позже  ложные обвинения с меня были сняты, но в Израиль я всё же так и не уехала.  Опять вернулась в журналистику, с удовольствием работаю и радуюсь жизни.  Много в ней было хорошего. Главное, что все  мои, даже  робкие мечты исполнились. И счастлива я тем, что получила больше, чем этого заслуживаю.  Прожив жизнь скажу, её надо любить такой, какая она есть на самом деле  и не побоюсь громких слов  - всегда быть патриотом своего дела и своей страны.

Галина Дзутцева

 

1 комментарий

  1. Рустам:

    Долгих лет вам жизни. Про вашу жизнь можно целый фильм снять.

    Ответить

Написать комментарий

*

Сайт разработан при поддержке Internews Network