Общая память: героическая погранзастава

пограничники

Ровно 22 года назад российские пограничники в Таджикистане оказали героическое сопротивление бандам боевиков на афганской границе. В канун очередной годовщины Виктор Белькевич побывал на месте боя, пообщался с участниками событий и увидел, что осталось от бывшей 12 заставы Московского погранотряда.

На каменистом горном бездорожье автомобиль то и дело подбрасывает. До границы осталось совсем немного, но приходится всё чаще останавливаться на подъёмах. Вода в радиаторе закипает. Пока прапорщик заливает воду, сопровождающий нас полковник обводит рукой окрестные горы:

— Шуробадский участок очень сложный. Здесь много сквозных ущелий, склоны которых покрыты лесами. В таких условиях устанавливать инженерные сооружения невозможно. Поэтому вся нагрузка по-прежнему лежит на людях.

Полковник Шухрат Рахимов — не простой пограничник. У него зелёный китель, но синяя фуражка. После того, как охрану внешних рубежей СНГ приняли пограничники Таджикистана, в республике осталась Группа пограничного сотрудничества ФСБ России. Российские офицеры выполняют функции советников. Полковник Рахимов консультирует местную пограничную авиацию. Да и сам он местный, поэтому со знанием дела объясняет, что происходило в Таджикистане 22 года назад и почему боевики атаковали именно 12 заставу Московского погранотряда.

— Застава находилась как бы в ладонях гор, и занимала выгодное положение в пограничном смысле, — говорит он. — Контролировала наиболее важные направления, где сходились тропы и ущелья. Но после распада СССР в республике и в сопредельном Афганистане сложилась иная военно-политическая ситуация, при которой место заставы уже не вполне соответствовало новой обстановке.

Ценою жизни

Летом 1993 в Таджикистане уже шла активная фаза гражданской войны. Антиконституционные силы были разрозненны. Часть из них ушла в Афганистан, где стали формироваться крупные отряды. Полевым командирам было необходимо провести громкую диверсию, резонанс от которой способствовал бы становлению боевого крыла противников правящего режима.

После двух неудачных налётов на пограничные посты в феврале и апреле, целью вылазки стала 12 застава Московского погранотряда. Штурм начался около четырёх утра 13 июля 1993 года.

Окружив заставу, боевики расстреливали её с сопредельных высот из миномётов, безоткатных орудий и крупнокалиберных пулемётов. В диверсии участвовало 14 групп боевиков общей численностью до 250 человек. Заставу защищали 40 пограничников и трое военнослужащих (экипаж БМП) 201-й мотострелковой дивизии. В живых остались 18.

Своей цели боевики не добились, и ушли обратно в Афганистан. Более того, подвиг пограничников невольно ускорил политическое урегулирование вопроса о статусе российских погранвойск в Таджикистане.

Тихое место

Теперь на месте заставы — руины. Очевидцы говорят, что после боя постройки горели ещё 16 часов. О том, что здесь когда-то был форпост пограничников, сейчас напоминает смотровая вышка, которую восстановили в качестве символа. Ещё один уголок с пограничной символикой — декоративно установленный фрагмент инженерных сооружений. На колючей проволоке — искусственные цветы.

Участник тех событий, ныне уже отставной полковник погранвойск Таджикистана АламхонРахматов, оживлённо рассказывает собравшимся о подробностях боя. Он одним из первых пришёл на помощь заставе. Был здесь около 5 утра. Со своими бойцами прикрывал отход оставшихся в живых пограничников и руководил разминированием дороги, по которой шла помощь. Его бойцы обезвредили 12 мин.

Заместитель командира 201-й российской военной базы, дислоцированной в Таджикистане, интересуется, как погиб экипаж БМП.

— По бронемашине боевики сразу открыли шквальный огонь. Иначе экипаж уничтожил бы их огневые точки. Ребята геройски бились, до последнего отвечали, — вспоминает Рахматов.

Рядом, почти впритык с бывшей территорией заставы, выстроились грузовые автомобили. Здесь зарубежные инвесторы ведут разработку прииска. Там, где 20 с лишним лет назад пролилась кровь, теперь ищут золото. Водители и старатели с уважением смотрят на делегацию, приехавшую помянуть погибших бойцов.

Аккуратный строительный городок в пограничной зоне соседствует с руинами заставы, где православный священник с кадилом поминает героически погибших бойцов. Опустившись на корточки, местный мулла тоже затягивает заупокойную молитву. Пограничники предлагают традиционный третий тост. На месте трагических событий больше никаких церемоний не предусмотрено.

Затерянная звезда

Едем на соседнюю заставу. Теперь она выполняет функции той, которая осталась в ложбине. После трагических событий в июле 93-го было принято решение не восстанавливать заставу на старом месте, а разместить ее выше, чтобы при случае лишить противника тактического преимущества. Было понятно, что пограничникам теперь предстоит не просто служить на границе, а воевать.

Здесь служил ветеран погранвойск России Довлата Довлатова. На его гражданском пиджаке — Орден Мужества. Эту награду он получил спустя четыре года после событий на 12-ой заставе. В 1997 году их мото-манёвренная группа не дала пройти через границу каравану с тонной наркотиков. В ходе операции было задержано 40 нарушителей.

Но среди множества наград у него на груди до сих пор отсутствует та, к которой он был представлен за участие в событиях на 12-ой заставе — орден Красной Звезды. Довлатов был медиком. Но когда он вступил в бой в составе пришедшего на помощь резерва, ему пришлось восстанавливать связь, вызывать борты, корректировать огонь. Он в числе первых вошел на заставу, когда ее отбили у боевиков.

— Спустя время нам на плацу зачитали приказ о представлении меня к ордену Красной Звезды. Мы даже в честь этого барана зарезали, — вспоминает Довлатов. — Но награда так и не пришла…Российских пограничников из Таджикистана вывели, я уволился из армии и поселился в Смоленской области. В 2006 году поиски всё-таки дали результат. В архиве, где нашлись мои наградные документы, мне выдали справку, что орден за меня получил кто-то другой. Приказ есть, а награды нет…

Слушавший этот рассказ сослуживец Довлатова тихо заметил: самая большая награда — то, что остались живы.

На память потомкам

На новой заставе установлен обелиск павшим в том бою, с высеченным в камне поименным списком.

Посол России в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов напомнил выстроившимся на плацу таджикским пограничникам, что напряжённость на афганской границе не спадает. По его словам, предотвратить угрозы международных экстремистов можно лишь совместными усилиями. А глава местной администрации АмирхонИсраелзода заметил, что термин «победила дружба» далеко не только спортивный:

— Если бы не сплоченность и единство народов, была бы большая беда…

За обелиском, к которому в день памяти возлагались венки, на боевом дежурстве стоит расчёт зенитной установки. Такие средства хороши для противовоздушной обороны и боевых действий в горах. Пограничники охраняют покой местных жителей. В том числе и тех, кто трудится внизу, на прииске у руин 12-ой заставы.

Приграничье активно развивается. Инвесторы и технологии способствуют изысканию ресурсов на благо республики. Но у ветеранов есть опасения, что со временем работы могут развернуться и на бывшей героической заставе. Для них память дороже золота. Поэтому они намерены актуализировать этот вопрос и заняться ограждением и благоустройством этой территории. На память потомкам.

 

Виктор Белькевич, для МИА «Россия Сегодня»

РИА Новости http://ria.ru/ocherki/20150713/1126390284.html#ixzz3flyPy2mr

 

Написать комментарий

*

Сайт разработан при поддержке Internews Network