Боевики из ИГ ворошат афганский муравейник

detailed_picture

В последние недели обстановка в Афганистане снова обострилась. Прежде всего, это относится к ситуации на севере страны, то есть на границе с государствами Центральной Азии.

С афганской стороны происходят постоянные вооруженные стычки между различными группировками исламистов. Местные племенные отряды делят власть с боевиками движения «Талибан» и становящимися все более многочисленными вооруженными формированиями группировки «Исламское государство» (ИГ).

Всем им, часто довольно вяло, пытается противостоять вооруженные силы кабульского режима. У афганских военных очень много проблем. Прежде всего это связано с низким боевым духом солдат и плохим материально-техническим обеспечением, когда, например, отсутствие топлива не позволяет направить на помощь атакованному блокпосту бронетранспортер с подмогой или вертолет боевой поддержки. На КПП нет радиосвязи с руководством. И так далее. Как будет складываться ситуация уже в ближайшем будущем – сказать трудно.

«Даиш» укрепляет позиции на севере

На севере страны, в районе границы, обстановка складывается очень неспокойно. Сюда все больше проникают талибы и, что является новым явлением, — боевики «Исламского государства». Или «Даиш», как именуют группировку на персидский манер афганцы.

Начиная с апреля активисты ИГ в большом числе устремились в Афганистан из Сирии и Ирака, где уже несколько лет воюют с правительственными войсками двух стран за право создать на их территориях государство, основанное на нормах шариата.

Пока на севере Афганистана, по некоторым подсчетам уже находятся более тысячи боевиков из ИГ. Плюс примерно 10 тысяч талибов, тысячи моджахедов различных группировок. И, конечно же, многочисленные бойцы сотен вооруженных племенных формирований местных полевых командиров – таджиков, туркменов, узбеков, хазарейцев. Многие из них воюют между собой, иногда с армейскими частями, а также создают и разваливают союзы.

Подобная нестабильная обстановка, естественно, не может не сказываться на ситуации на границе. Что касается ее узбекского участка, то там положение дел в целом спокойное. Узбекский берег Аму-Дарьи и известный «ажурный мост» в районе Хайратона плотно контролируются.

Пограничная с Узбекистаном афганская провинция Балх считается одной из самых безопасных.

Чего нельзя сказать о других участках границы – туркменском и особенно таджикском. Ситуация в сопредельных с ними районах в последнее время все больше вызывает тревогу не только в Душанбе и Ашхабаде, но и в столицах других государств региона. Многое указывает на то, что, как выражаются пограничники, исламистская зараза на этих участках из Афганистана «прямо лезет…»

Такой ситуации в немалой степени способствуют различного рода исламистские проповедники и агитаторы, в большом количестве появившиеся в последние месяцы как в северных районах Афганистана, так и по другую сторону границы. Особое место здесь опять же занимает ИГ. По многим оценкам, действия пропагандистов этой набирающей силу организации, становятся все более активными. Пропагандисты ИГ действуют целенаправленно, самоуверенно и нагло. При этом надо сказать, они все чаще добиваются поставленной цели. Идеи ИГ находят широкое распространение, группировка мобилизует в свои ряды все больше добровольцев.

Приверженцы: студентка из Москвы и глава ОМОН Таджикистана

Так или иначе, идеи о «чистоте ислама» и «возвращении устоев к временам Пророка Мухаммеда», за которые агитируют пропагандисты из ИГ, действительно находят приверженцев. Свежий пример тому – юная студентка философского факультета МГУ, решившая бежать в Сирию и задержанная в Турции.

Находят эти идеи своих поклонников и в государствах, прилегающих к афганской границе – в бывшей когда-то советской и даже считавшейся «атеистической» Средней Азии. Сейчас это территории традиционного умеренного ислама. Но пропагандисты из ИГ работают. И делают свое дело.

Последняя такая история, наделавшая немало шума, – это переход на сторону ИГ командира республиканского ОМОНа Таджикистана полковника Галмурода Халимова. До сих пор уже случалось, что отдельные таджикские военнослужащие и бойцы силовых структур под воздействием пропаганды талибов, а в последнее время и проповедников из ИГ, уходили в Афганистан. Но чтобы к исламистам примкнул столь крупный чин! Это уже крайне тревожно.

Прежде всего, такое решение полковника говорит о серьезности пропаганды, которую ведут в Таджикистане, как и в других бывших советских республиках Центральной Азии, эмиссары ИГ. Ведь полковник Халимов – это не какой-нибудь неграмотный дехканин. Он служил в президентской гвардии, прошел подготовку в спецназе, сначала в России, а затем в США. Лично охранял президента Рахмона. В июне в интернете появилось видеообращение полковника, в котором он объяснял свои действия «чисто религиозными соображениями», намерением «вместе с братьями из ИГ» создавать государство, на территории которого действуют законы шариата и нормы ислама. Чего, дескать, лишены граждане Таджикистана, где, как он указывает, иной раз запрещают носить хиджабы и читать намаз на улицах.

А поэтому Халимов призвал своих бывших сослуживцев уходить через границу, присоединяться к ИГ, имея при этом в виду, что они вернутся в Таджикистан и освободят его «от неверных».

Вперед, на север…

Боевиков ИГ на севере Афганистана становится все больше. При этом командиры их отрядов и не скрывают, что ограничиться афганскими провинциями они не намерены. Их задача – идти на север, «освобождать исконные исламские территории». Планы – самые обширные. Сначала – приграничные с Афганистаном государства, затем Казахстан и Киргизстан, а потом можно будет замахнуться и на населенные мусульманами российские территории – Татарстан, Башкирию, идти на Кавказ и так далее.

По оценкам ряда афганцев, руководство ИГ вообще не намерено что-то серьезно менять в Афганистане. Ситуация здесь его в целом устраивает. Оно рассматривает территорию этой страны скорее как транзитную, мост для перехода в Центральную Азию, где жизнь мусульман, на взгляд исламистов, устроена совершенно не правильно. В своих целях ИГ намерена использовать находящиеся в Афганистане отряды таджикских, узбекских и туркменских боевиков, как местных, так и пришедших в разное время с другой стороны границы.

И обосновываются отряды ИГ в основном в северных районах Афганистана. Главным образом это две провинции на границе с Таджикистаном – Кундуз и Бадахшан и две на границе с Туркменистаном – Бадгис и Фарьяб.

Туркменский участок границы с Афганистаном на протяжении ряда лет в прошлом был относительно спокойным. Однако, вот уже несколько месяцев как обстановка обострилась. Участились вооруженные нападения исламистских боевиков на туркменских военнослужащих. В результате несколько тысяч жителей приграничных афганских провинций были вынуждены покинуть свои дома. Боевики вплотную приблизились к границе и стараются закрепить свои позиции. В этих районах сконцентрировалось порядка трех тысяч экстремистов, значительная часть которых — боевики ИГ.

Самый же «горячий» участок афганской границы – это все же таджикский. Прежде всего это касается Кундуза. Под контролем исламистов в провинции находится 65 процентов территории. В мае местный гарнизон с трудом отбил попытку одного из отрядов исламистов взять под контроль местный аэропорт, а позже захватить сам административный центр город Кундуз.

В соседней провинции Бадахшан в ходе одной из ночных атак в середине мая, проведенной предположительно боевиками из ИГ, только по официальным данным, было убито и захвачено в плен не менее 37 полицейских.

Неофициальные источники утверждают, что только число погибших в Бадахшане было более ста и что власти намеренно скрывают эту информацию, опасаясь паники среди местного населения, которое связывает майскую операцию с активизацией в районах их проживания именно группировки ИГ.

Вместе «Талибан» и «Даиш» в Афганистане тесно

Между тем, кажется, у боевиков ИГ не очень-то складываются отношения с талибами. Здесь, во-первых, сказывается все-таки чисто внутриафганский характер «Талибан» как группировки, нацеленной на решения проблем самого Афганистана. Естественно, путями, как это понимают талибы. Талибы не замахиваются на весь исламский мир. Во-вторых, это, естественно, нежелание с кем-то еще делить власть и влияние. И, наконец, в-третьих, по ряду оценок, боевики из ИГ серьезно намерены потеснить «Талибан» на рынке производства и торговли наркотиками.

Афганцы рассказывают, что пришедшие из Ирака и Сирии боевики и не скрывают, что считают доходы от героина не менее важным подспорьем, чем, например, иракская нефть, которой они уже нелегально торгуют.

Талибам намерение руководства ИГ «наложить лапу» на афганский наркотик, естественно, понравиться не может. Да и с какой стати, задаются вопросом афганцы, доходы от того, что производится в их стране, будут получать не «свои», а «чужие»? А боевиков из ИГ они четко считают «чужими». Но опять же пока. Дальше, как говорится, еще не ясно.

Тем не менее в последнее время, по данным афганцев, переход командиров талибов на сторону ИГ происходит крайне редко. Особенно после убийства в апреле первого представителя «Даиш» в Афганистане Абдул Рауфа Хадема. Некоторые связывают это убийство с талибами, но также многие – с пакистанской разведкой.

В целом появление в Афганистане отрядов ИГ было воспринято далеко не однозначно не только талибами, но и в целом в обществе. Это, естественно, не понравилось в Кабуле. И не только. Боевики очень нервируют полевых командиров и политиков севера страны, где они разворачивают свою деятельность. Это бывший «Северный альянс», чьи лидеры из окружения Масуда, Дустума или Надери, до сих пор имеют очень большое влияние на соплеменников. И именно от их слова часто зависит как будет складываться ситуация по северную сторону перевала Саланг.

Исламисты ЦА

Зато идею ИГ о создании единого государства для всех мусульман, где жизнь строится по законам шариата, активно поддержали исламисты из Центральной Азии, уже на протяжении ряда лет находящиеся в Афганистане. С талибами у многих их командиров отношения до этого складывались не всегда гладко. Ведь ко всему прочему несколько месяцев назад представительство «Талибан» в Дохе сделало заявление, что движение не заинтересовано в экспансии в соседние с Афганистаном государства.

Боевикам из Центральной Азии это не понравилось. Они давно вынашивают мечту о своем «победном возвращении на исламскую родину». Поэтому очень многие боевики с энтузиазмом влились в отряды ИГ.

К тому же появление в Афганистане боевиков из ИГ совпало с операцией пакистанских вооруженных сил против различных исламистских отрядов выходцев из Центральной Азии, уже относительно давно располагавшихся в районе так называемой «зоны свободных пуштунских племен» с пакистанской стороны границы. Эта операция, как выражаются афганцы, «подняла большую пыль» в некогда спокойном гнезде исламистов и заставила их идти в соседний Афганистан, а конкретно в северные провинции, поближе к границам своих некогда родных стран.

Вот тут и оказалось, что вместе с ними, обиженными пакистанцами и вообще недовольными всем происходящим, на север идут боевики ИГ. При этом и цели у них им близки – освобождение мусульман Центральной Азии от власти безбожников.

Число боевиков из ИГ в Афганистане растет, и оттуда с мая поступают сообщения о новых столкновениях. При этом против ИГ все чаще выступает не только армия, но и отряды талибов. Происходит это в разных провинциях – на востоке и западе страны, но главным образом все же на севере.

Вообще же в Афганистане на протяжении уже довольно длительного периода сложилась определенная расстановка сил. И появление в стране боевиков ИГ может ее серьезно нарушить. Дальнейшее разрастание противостояния может привести к непредсказуемому развитию военно-политической ситуации в стране в целом, в том числе и в приграничных северных районах.

Отряды ИГ разворошат муравейник, замутят многие головы, приведут в Афганистан возможно тысячи новых боевиков. Причем, по некоторым оценкам, происходить все это будет довольно быстро. И как все это скажется на ситуации на границе с бывшими советскими республиками, нынешними независимыми государствами Центральной Азии, до конца предположить трудно. Точно, ничего хорошего, не произойдет. Как говорится, возможны плохие и очень плохие варианты…

Андрей Правов, обозреватель МИА «Россия сегодня»
РИА Новости http://ria.ru/analytics/20150611/1069533983.html#ixzz3d80daJRO

Написать комментарий

*

Сайт разработан при поддержке Internews Network